Жертвы пластической хирургии: Коллагеновая Микаела

С этой девушкой мы столкнулись на входе в один из самых пафосных клубов Средиземноморья – сардинский Billionaire. Само это место известно далеко за пределами Италии и наши многоуважаемые трудящиеся долларовые миллионеры и миллиардеры, а также их спутники и спутницы, няньки и мамки, служанки и подавалки не дадут соврать: каждый из них там бывал хотя бы раз.

В вызывающе роскошное и неоправданно дорогое заведение итальянца Флавио Бриаторе (Flavio Briatore) стремится попасть каждый, кто спускается с борта своей яхты на знаменитый Изумрудный Берег (Costa Smeralda). Там-то мы и пересеклись на мгновение с печально известной сеньорой Микаелой Романини (Michaela Romanini).

Первое впечатление стало и последним – шок. Сначала даже и не понял, кто это вообще. Подумал, что транссексуал. Но добрые люди нашептали горькую правду о некогда самой красивой и самой известной итальянской светской львице…

 

Ещё недавно она была действительно симпатичной. Сами итальянцы считали её едва ли не первой красавицей. Средиземноморские женщины не могут похвастать роскошными внешними данными. Исключения – известные всему миру актрисы – лишь подтверждают это правило.

Но Микаеле повезло: природа её одарила. Не сказать, что очень щедро, но для итальянки почти по-царски: правильные красивые черты лица, прекрасные волосы, идеальная фигура. Однако сама она так не считала и в 30 лет решила себя чуть-чуть подправить – сделала первую инъекцию коллагена в губы. Красивые от природы губы ей почему-то не нравились больше всего.

Как это обычно и случается, пациентка осталась недовольна первым результатом. И начала себя улучшать с помощью фибриллярного белка. Остановиться не смогла: и колола, и внедряла, денег не жалела. Поначалу губы держали форму, но потом «поползли». Проявился и побочный эффект – мышцы и ткани лица утратили природную эластичность и стали «резиновыми». Чтобы хоть как-то разгладить морщины, Микаеле пришлось проколоться ботоксом. Результат – красивое женское лицо превратилось в некрасивое мужское…

Микаеле Романини сегодня 47 лет. Она ведет активную светскую жизнь: её можно встретить на самых модных римских и миланских вечеринках, на кинопремьерах и биеннале, на неделях моды и презентациях ювелирных коллекций. Но пределы Италии коллагеновая красавица старается не покидать. И очень не любит, когда папарацци её ловят в кадр…

Узкому кругу лиц известно, что родственник Микаелы женат на Луне Берлускони (Luna Berlusconi) – племяннице бывшего итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi). Так что сеньора Романини теперь вхожа и в самое закрытое сообщество итальянского бомонда.

Менять что-то в своей внешности она не собирается, вполне собою довольна, ну и как многие другие жертвы пластической хирургии, всегда готова к экспериментам. Хирургических вмешательств в лицо пока не было — ботоксно-коллагеновая эволюция продолжается…

© Д. А. Скоробутов, 2010 – 2016 гг.

Рубрика: Люди | Оставить комментарий

Жертвы пластической хирургии: Невеста Вильденштайна

Эту женщину, едва ли не самую известную в мире «жертву» пластической хирургии, знают многие. Но немногие знают её историю. Легендарная Джослин  Вильденштайн (Jocelyn Wildenstein)…

Я видел её однажды в цюрихском ресторане Seidenspinner, которым владел мой приятель — местный эксцентричный миллионер. Взгляд от мадам Вильденштайн отвести невозможно – так притягивает красота уродства. По слухам, некогда прелестная девушка изуродовала себя лишь потому, что её муж-миллиардер любил кошек. Доля правды в этом есть: Джослин действительно легла под нож хирурга из-за того, что муж любил. Но не кошек, а женщин. Много и часто. А начиналось всё так романтично…

5 августа  1945 года в обычной швейцарской семье Периссе (Périsset) отмечали праздник: там родилась девочка — малютка Джослин (Jocelyne). Пухлые губки, пшеничные волосики, синие глазки — принцесса Джослин, королева Лозанны. Папа, любитель экстрима, души в ней не чаял, но воспитывал в строгости и обучил разным мужским активностям: охоте, стрельбе, верховой езде, вождению машины и пилотированию самолета. Мама не возражала. Она хотя и любила дочку, но особо её воспитанием не занималась…

Её внешность определила её судьбу. Сначала она вызывала умиление и восхищение, потом удивление и отвращение. Первым из мужчин, не считая отца, оценил Джослин малоизвестный швейцарский кинопродюсер Сирил Пиге (Ciryl Piguet). Интимно-романтический контакт произошел, по разным данным, когда юной прелестнице было  17 лет. Роман был бурным, как горный ручей, и быстрым, как подростковый секс. Обучившись технике полового акта, партнеры расстались. Это произошло в Париже, куда они перебрались из провинциальной Лозанны…

Не очень отесанная Джослин – откуда чему взяться в семье продавца спорттоваров? – слегка растерялась во французской столице, но быстро сориентировалась. Вторая чувственно-порочная связь оказалась более глубокой и прочной – красавица заселилась на жилплощадь другого малоизвестного кинопродюсера и режиссера, итальянца Серджио Гобби (Sergio Gobbi).

Именно в Париже молодая Джослин окунулась в сказочно-волшебный мир гламура, как она его называла. Именно в Париже она познала сладость порока и вкус чувственных наслаждений. В широких кругах Серджио Гобби был малоизвестен, но зато в узких — известен оооочень широко. Он-то впервые и вывел свою спутницу в свет. Её восхищали элегантные и ухоженные мужчины, смотревшие на себе подобных, её очаровывали утонченные до невозможности парижанки, носившие из одежды по три капли Chanel № 5 и невидимые шлейфы Miss Dior. Джослин осваивала бомонд, бомонд, соответственно, изучал Джослин.

 

Ей нравились все и всё: художники и вернисажи, богема и героиновые тусовки, кинозвёзды и светские рауты. И даже дамы полусвета, вращавшиеся в этих кругах, ей нравились. Чего она там видела, в своей Лозанне? Альпы? Женевское озеро? Сыр? Не смешите! Тут и башня Эйфелева! И Лувр! И Поля Елисейские! Красота и легкость бытия необыкновенные! Но несмотря на все эти зефиры и марципаны, Джоси так и осталась швейцарской крестьянкой: ни вкуса, ни манер, кич, эпатаж, на грани вульгарности поведение…

В 1977-м Джослин и её эстетствующий сожитель Серджио Гобби едут в Кению: на людей посмотреть и себя показать. Тогда она ещё производила приятное впечатление, могла очаровать и пленить. Увидеть парижскую модницу возжелал скандально известный в то время миллиардер Аднан Хашогги (Adnan Khashoggi). В 70-х и 80-х его имя не сходило со страниц мировой прессы. Состояние этого человека уже тогда оценивали в астрономическую сумму – четыре миллиарда долларов. Великие тыщи, дворцы, поместья, виллы в разных странах мира, коллекцию ретро-автомобилей, яхты, самолеты, двух жен, пятерых сыновей и лапочку-дочку предприимчивый саудовец нажил непосильным трудом – торговлей оружием. Самый скандальный эпизод из его биографии – участие в афере Иран-Контрас, когда США в обход международного эмбарго поставляли оружие в Иран, а восточный купец подвизался у них посредником. Каждый день его семейной жизни стоил 250 тысяч долларов…


Частный самолет миллиардера с Джослин и её полюбовником на борту приземлился на взлетно-посадочной полосе, расположенной прямо на ранчо саудовского сибарита. На что уж Джослин была на тот момент ко всему привыкшая, но и она изумилась такой роскоши. Особо взволновал её один из трех самолетов Хашогги – реактивный Douglas DC-8: салон, декорированный замшей и кремовым шелком, огромная спальня и кровать с покрывалом из соболя за 200 тысяч долларов, ручной работы фарфоровая посуда и хрустальные бокалы с серебряными донышками за 750 тысяч долларов, потолок с картой звездного неба и зодиакальным кругом, столики красного дерева с цветными мониторами, которые показывали маршрут перелета. И я так хочу! – подумала Джослин. – Ну чем я хуже?!

 

Подумала и тут же осуществила желание – познакомилась с другим любителем dolce vita, скромным американским миллиардером Алеком Вильденштайном (Alec Nathan Wildenstein). Он как раз гостил по соседству на собственном ранчо Ol-Jogi. А она как раз собиралась поохотиться на льва. Тут-то они и встретились, 37-летние одиночества. К удивлению всех, особенно джослиновского хахаля Гобби, между любителями сафари вспыхнуло чувство. Для Джослин это была первая и последняя любовь. Она принесла себя ему в жертву. Для Алека – романтическое увлечение. Он взял её в пользование. У него была животная страсть, у нее – искреннее чувство.

Ранчо влюбленные не покидали месяц. Саудовский миллиардер подглядывал за ними сквозь кусты, две его жены в это время делили цацки во дворце в Мекке, а бывший Джослиновский сожитель рейсовым самолетом вернулся в Париж…

30 апреля 1978 года, любовники — Алек Вильденштайн и Джослин Периссе — сочетались законным браком в городе высокой культуры быта – Лас-Вегасе. С интервалом в полтора года у них родились детки: старшая Дайана (Diane) и младший Алек-младший (Alec-junior), плоды африканской страсти…

И вот тут-то и началась та самая жизнь, о которой Джослин и не мечтала: любимый муж, любимые дети, любимая роскошь, неописуемая словами человеческого языка. Семейное гнездо Вильденштайны свили в 14-комнатном пятиэтажном пентхаузе одного из небоскребов Манхэттена. Круассанами с кофе завтракали в парижской квартире, солнечные ванны принимали на вилле на берегу Карибского моря, пололи и поливали грядки на кенийской даче, которая стоит отдельного описания…

Поместье Ol-Jogi занимало площадь 267 квадратных километров, на которых уместились 55 искусственных водоемов, гигантский бассейн с водопадами и скалами, поля для гольфа, ипподром, теннисный корт и так далее до бесконечности. Иллюминацию ранчо можно было увидеть практически из любой части Кении. На хозяйстве батрачили 366 слуг и служанок. В их обязанности, среди прочего, входило и кормление диких животных, которых супруги Вильденштайн скупали по всей Африке. Джослин питала страсть к семейству кошачьих – её восхищали гепарды и львы. Алек, как и положено породистому аристократу, любил породистых лошадок, а никаких там не кошек…

Несмотря на многочисленные половые влечения, Алек семью ценил и денег на неё не жалел. Его дед и отец – известные коллекционеры произведений искусства – к тому времени накопили богатств аж на пять миллиардов долларов! В половину из этой суммы оценивали их собрание картин: Рубенса, Веласкеса, Боттичелли, Рембрандта, Тициана, Пуссена, Фрагонара и других мастеров живописи. А сынок, хотя и жаловался, что лично у него «нет денег, ведь состояние записано на папу», потихонечку транжирил семейное бабло.

Чтобы усыпить бдительность Джослин, буквально купал её в иностранных долларах. От Лозанны до Нью-Йорка все только и обсуждали траты семейства Вильденштайн. Так, например, за одно посещение ювелирного бутика Cartier тётя Лина приобрела ценностей сразу на 10 миллионов долларов! Один из её нарядов, созданный руками Карла Лагерфельда (Karl Lagerfeld) по эскизам Коко Шанель (Coco Chanel), оценили в 350 тысяч долларов! Как потом призналась сама Джослин, каждый месяц роскошной жизни стоил им примерно миллион долларов. На мобильную связь она тратила 50 тысяч долларов в год, на рестораны – 600 тысяч. Пыль! Семейка Вильденштайн стала образцом той самой вызывающей роскоши, которую могут себе позволить люди богатые, но лишённые чувства вкуса…

Но даже такие колоссальные инвестиции в себя не спасли Джослин от страха старости: ей показалось, что в свои 55 она уже не так хороша. Да чё там скрывать! Страшна! А муж то и дело омолаживался (инъекции ботокса и коллагена тогда только входили в моду). Джослин запаниковала: он молодеет, я старею! Так недолго и по миру пойти!…

В единой фобии, пропитанной ревностью и гормонами, слились два страха: остаться без мужа и без денег. Самое простое и понятное решение она приняла на 125-м сеансе у психоаналитика – срочно улучшить себя! Радикально! Вернуть молодость и красоту.

Начали с коррекции лица: коллагеновые инъекции в лоб, губы и скулы. Благородный замысел исполнили халтурно: поначалу лицо Джослин держало форму, но потом поплыло. Чтобы его зафиксировать потребовался скальпель. Подрезали и подтянули всё в строгом соответствии с новым нездоровым желанием заказчицы: себя она вдруг увидела … львицей, которую вместе с мужем они когда-то подстрелили на их первом совместном сафари…

Когда Алек увидел супругу в новом пикантном образе, он буквально закричал (как потом признался сам). Был напуган настолько, что сбежал от жены из Парижа в Нью-Йорк. А Джослин, будучи под влиянием своего пластического хирурга и по совместительству друга семьи Ричарда Кобёрна (Dr. Richard Coburn), решила, что просто мало старалась. И вновь легла на операционный стол. На этот раз вмешательство было серьезнее: в пока еще человеческое лицо вживили имплантаты – скулы, щеки, подбородок. Получилась живая маска уродства. Начались осложнения. Реабилитационный период затянулся. Мадам отлеживалась на ранчо в Кении.

Как только сошли гематомы, она вылетела в Нью-Йорк, чтобы обрадовать мужа. Визит был неожиданным, а потому неприятным: семейное ложе господин Вильденштайн активно делил с 21-летней русской моделью. Некой Еленой Жариковой. Из собственной квартиры Джослин выставили под дулом пистолета — в супругу метко целился супруг. Телохранители Джослин вызвали полицию. Алека арестовали…

Шокированная и обманутая жена сначала позвонила хирургу и назначила дату новой операции. Второй звонок – адвокату. Вильденштайны начали бракоразводный процесс, который сопровождали скандалы: оскорбленный и уязвленный Алек урезал в три раза месячное содержание жены, потом заблокировал кредитку и отключил ей мобильную связь. Тяжба длилась с 97 по 99 годы…

Итогом 20-летнего супружества стал приговор суда на 20-ти страницах – по одной за каждый год совместно прожитой жизни. В качестве отступных Джослин получила: 2,5 миллиарда долларов – половину состояния своего бывшего, пентхаус в Нью-Йорке, виллу Иньи в предместье Парижа и ранчо Ol-Jogi в Кении, где когда-то она впервые полюбила. Кроме того, супруг обязался выплачивать бывшей супруге (которая, по собственным словам, ничего не умела, нигде никогда не работала и просто не знала, как жить без прислуги) по 100 миллионов долларов в течение 13 лет после развода. При условии, что новые пластические операции будет оплачивать сама…

Так оно и вышло: на трансформации лица Джослин истратила около четырех миллионов долларов. Правда, никто не знает, что ей обходится дороже: пластическая хирургия или сеансы психоанализа – Джослин так и не смогла забыть любовную трагедию 20-летней давности…

Сразу после развода, Алек женился во второй раз. Его избранницей стала русская. Не та, что крутилась в простынях. Новая. Звали её Любовь Ступакова. Ученица московской французской спецшколы победила в конкурсе, который организовало правительство Франции к 200-летию Французской революции. Люба написала гениальное сочинение на тему «свободы, равенства и братства», выдержки из которого даже печатала «Комсомолка». Потом МГИМО. Потом Сорбонна. Потом Дом моды Луи Феро (Louis Féraud).

Девушка была отличницей во всем, а потому легко совместила несовместимое – изучение международного права и дефиле на парижских подиумах. Там-то её и приметил неугомонный Алек Вильденштайн. На этот раз полюбил он, пожертвовав собою. Но счастье было недолгим: в 2008-м наследник пятимиллиардного состояния умер от рака. За всё приходится платить. Ну, а Люба Вильденштайн, должно быть, сейчас не бедствует…

Люба и Алек Вильденштайн: 2005 г.
alec-liouba-wildenstein-283199-jpg_170140

Сегодня вдовствующая 74-летняя Джослин Вильденштайн одиноко проживает в пентхаузе нью-йоркского отеля Plaza. Компанию ей периодически составляет стилист Ллойд Кляйн (Lloyd Klein), известный своей агрессивностью и страстью к себе подобным. Что их связывает – можно только догадываться. Джослин старше его аж на 27 лет! Но сладкая парочка не разлучается, ведет активную светскую жизнь, не пропуская ни одной тусовки.

Ллойд Кляйн и Джослин Вильденштайн: 2012 г.

Отношения с детьми у Джослин сложные: эволюции матери смогла принять только дочь, сын от общения воздерживается. Невеста Вильденштайна (аллюзия на «Невесту Франкенштейна»), как её до сих пор называет западный глянец, всё еще совершенствует себя. По словам Джослин, пластику она делала не больше, чем и любая другая женщина. И если нужно сделать что-то ещё, то она это сделает.

Легендарная Джослин Вильденштайн продолжает опасные и дорогие эксперименты над внешностью, всё ещё надеясь стать идеалом женской красоты…

© Д.А. Скоробутов, 2010 – 2015 гг.

Рубрика: Люди | Метки: | 3 комментария

Роскошь в небе: Первый класс Emirates

Авиакомпания Emirates любезно пригласила на презентацию своего нового продукта – пассажирского кресла первого класса. Любезно согласился. По совету румяной кудесницы в зелёных юбках, подружке всех врачей мира Елены Малышевой, подскочил в шесть утра, в субботу, пррравильно позавтррракал и в пустом аррроматном метро приехал на встречу с новым продуктом. Полусонный осмотрел его и вот что увидел.

Конечно, креслом это назвать можно условно. Это купе, каюта, мини-свит, маленький гостиничный номер на борту широкофюзеляжного Аэробуса А-380. С декабря месяца именно такие самолеты с такими креслами начнут выполнять регулярные рейсы по маршруту Москва – Дубай.

Свиты установлены на борту Аэробусов А-380 и Боингов-777. Понятно, что путешествие первым классом по карману далеко не многим. О стоимости таких перелетов приличные люди вслух не говорят, они эту стоимость подразумевают: да, великие тыщи плочены, но чё ж поделать – выбора-то нет. Но выбор есть как минимум у 14 человек на каждом рейсе – именно 14 кресел первого класса установлены на борту А-380. Чтобы изолировать господ от простых людей, пассажиров из бизнеса и эконома, свиты поместили на верхнюю палубу лайнера-гиганта.

Геометрические размеры каюты: длина – 3 метра, ширина – 1,5 метра, высота – 1,6 метра, шаг кресел – 2,2 метра. Об этом мне поведала чудесная Марина – бортпроводник, работающая в первом классе. Обивка кресла – натуральная перфорированная кожа. Вертикальные и горизонтальные поверхности – покрытие столика и мини-бара, элементы отделки кресла и стен – натуральное полированное дерево: – А дерево-то какое? – уточнил я у Марины. – Натуральное, конечно! – ответила она.

Товарищи пассажиры могут найти в этом свите всё, что они могут найти в номере обычной пятизвездочной гостиницы: монитор, не очень контрастный, как мне показалось, мини-бар (припасена в нем, среди прочего, и бутыль норвежской водицы VOSS), какие-то косметические штуки под зеркалом с лампочками, корзинку печенья и банку варенья, дорожный набор, подушку, плед и желтую розу на стене. В левом подлокотнике расположен пульт управления – освещение, развлечения и т. д., вентиляция, кнопка вызова бортпроводника.

Дорогостоящую верхнюю одежду можно разместить в шкафчике на внешней стороне свита. Дорогостоящую ручную кладь – внутри, так сказать, в ногах – там её можно закрепить отдельным ремнем. Слева имеются разъёмы для подключения всех существующих гаджетов и дивайсов. Предполагается, что пассажир первого класса имеет их при себе в изобилии. Предполагается также, что такой пассажир трудится в полёте – интеллектуально себя загружает, используя всё те же дивайсы и полированную выдвижную столешницу. Для непродвинутых юзеров столешницы и отсталого меня предусмотрен выдвижной блокнот и карандаш: это тоже инструменты интеллектуального труда. Сам их использую и вам советую…

Всем известно, что интеллектуальный труд и облагораживает, и утомляет. Обитатели кабины первого класса не исключение. Но в отличие от остальных пассажиров, первоклашки утомляются быстрее, а посему имеют гораздо лучшие, так сказать, фасилитис для отдохновения – одним нажатием кнопки кресло превращается, превращается кресло в элегантную двухметровую кровать, шириной 60 сантиметров.

Следует отметить, что это fully flat bed – полностью раскладывающееся кресло, с углом наклона спинки 180 градусов. По собственному опыту скажу, что сам я засыпаю только на таких лежанках. Не в первом классе, конечно, это было бы слишком, в бизнесе — да. Со всех остальных конструкций, предназначенных для сидения и лежания человека в полёте, медленно сползаю ленивой тряпкой, мучаюсь злой бессонницей и гашу холодной водой огненную ночь на лице…

Опробованный продукт хоть и премиум-класса, но по моим впечатлениям несколько уступает аналогичным, в частности: свитам Singapore Airlines и креслам первого класса в Аэробусах А-330 компании SWISS (о великолепном сервисе швейцарцев я бы написал много; жаль, не приглашают они меня любезно). Но, конечно, и не отказался бы помучиться в кресле первого класса Emirates, например, на 15-часовом рейсе Дубай – Сан-Паулу или Дубай – Сидней. Марина велела вернуться. Она меня уже ждет…

Приятного полета!

© Д. А. Скоробутов, 2010 — 2015 г.

Рубрика: Авиация | Метки: , | 5 комментариев

Самый опасный аэропорт в мире

В 2011-м году посетили с коллегами (ведущая: Елена Толстая, операторы: Александр Бегларьян, Александр Кипер и я 🙂 ) очень интересную страну – Королевство Бутан. Кто-то даже не знает о его существовании. Потому, пару строк черкану…

Государство это расположено в Гималаях, между Индией и Китаем. Является конституционной монархией. Конечно, вся власть там принадлежит народу, но управляет народом, конечно, король. Вот его подданные как-то собрались, покалякали и решили пригласить нас в гости, чтобы мы, первая официальная делегация из России, поведали вам об этом чудесном чуде – крохотном Бутане. О его удивительной природе, самобытной культуре, уникальных традициях, удивительном социальном устройстве.

Собственно, главная забота властей – сделать сограждан счастливыми. Этим занимается особое Министерство счастья. Его сотрудники денно и нощно повышают уровень жизни и улучшают её качество. Все изменения меряют особыми мерами, главная из которых – валовое национальное счастье, известное в нашем мире как валовой национальный продукт…

Бутан вообще настолько уникальный, что требует многих отдельных постов. Поэтому, для начала, коротко расскажу об одной из главных достопримечательностей – легендарном аэропорте Паро. Его давно и заслуженно называют самым опасным аэропортом мира. Но именно через эти воздушные ворота можно попасть в Бутан. Или, как называют его местные, Друк Юл – Страна Громового Дракона…

Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: А. Бегларьян ©

Аэропорт Паро является крупнейшим в Бутане и единственным международным. Открыт в 1983 году. Находится в 6 км. от города Паро, и в 55 км. от столицы страны, города Тхимпху. Расположен на высоте 2 237 метров, в узкой горной долине, на берегу одноименной реки Паро. Со всех сторон аэропорт окружают острые пики Гималаев, высотой до 5 500 метров. Только восемь пилотов (экипажи национальной авиакомпании Бутана Druk Air) в мире имеют допуск на производство взлетов и посадок в этом аэропорту.

Маневры набора высоты и снижения очень напоминают американские горки на скорости 400 км/час. Представьте себе, что по узкой извилистой тропке между высоченных гор вам надо пролететь пулей, вписываясь в каждый изгиб и поворот на высоте четырех тысяч метров. От увиденного за окном и от ощущений в кресле можно обоссаться. Можно прямо в кресле. Извините за бедность и простоту речи.

Код ИАТА – PBH (в нашем родном «Шереметьево», сотрудник регистрации долго копался в компьютере, искал этот самый код ИАТА, нашел его, пытался зарегистрировать наш багаж до Паро, но не смог этого сделать и выдал такую фразу: Ваши чемоданы летят до ДелЕй (ударение на «Е», вместо ДЕли), а вы — куда вам там надо…).

Оператор аэропорта – государственная компания Druk Air Corporation Ltd. Технические характеристики аэропорта: рабочая длина взлетно-посадочной полосы – 1985 метров (с учетом концевых полос безопасности – 2270 метров), ширина – 30 метров, покрытие – асфальт. Эта взлетно-посадочная полоса является одной из немногих в мире, длина которой меньше, чем её высота над уровнем моря. Имеются также четыре рулежные дорожки, шириной 15 метров каждая.

Аэропортовый комплекс включает: пункт управления с диспетчерской башней, пассажирский терминал, королевский терминал (терминал официальных лиц и делегаций), грузовой терминал и два ангара, каждый из которых может вместить 25-метровый самолет. Специальная аэродромная техника паркуется на перроне.

Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

Климатические особенности и сложный рельеф затрудняют работу аэропорта: из-за постоянных ветров, взлеты и посадки осуществляются преимущественно в одном направлении — южном. При наборе высоты и снижении сильная турбулентность в любую погоду. Аэропорт не имеет светосигнального оборудования и работает только в светлое время суток – по фактическому восходу и заходу солнца. Пилоты используют визуальную схему захода на посадку.

Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

Пассажирский терминал, как и все остальные здания в Бутане, построен в национальном стиле, и включает в себя: 4 стойки регистрации, 1 выход на посадку, 1 багажную ленту, пункты досмотра, пограничного, таможенного и ветеринарного контроля, пункт обмена валюты, почту, ресторан, VIP-зал, магазины сувениров и duty free. Имеется паркинг и два маленьких отельчика. Пассажирооборот аэропорта в 2012 году составил чуть больше 30 тысяч человек.

Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

Фактически, аэропортом пользуется единственная авиакомпания Druk Air – Royal Bhutan Airlines или Королевские Авиалинии Бутана. Только её самолеты имеют право выполнять международные перелеты в Бутан. Отчасти это связано и с особенностями аэропорта – крайней сложностью взлетов и посадок. Флот авиакомпании состоит из четырех воздушных судов: трех Аэробусов А-319 (лизинг) и одного ATR 42-500 (собственность). Компоновка А-319: 20 мест бизнес-класс и 94 эконом, ATR 42-500 – 48 мест эконом-класса.

Aэробус А-319, Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

Аэробусы компании Druk Air отличаются от аналогичных машин – на этих установлены более мощные двигатели от Аэробуса А-320. Таким образом, при меньшей массе, бутанские А-319 имеют большую тяговооруженность, что позволяет им взлетать с короткой полосы при полной загрузке. При посадке в аэропорту Паро реверс используется практически до полной остановки самолета. Как правило, рейсы не загружают на 100 %, а самолеты центруют особым образом: пассажиров в экономе рассаживают по два человека на ряд из трех кресел. Ограничения по багажу: в экономе – 20 кг, в бизнесе – 30 кг, но ручная кладь (5 кг) будет включена в эти 20 или 30 кг.

Aэробус А-319, Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

В маршрутной сети Druk Air 13 пунктов назначения: местные – Бумтанг (Bumthang), Гелепху (Gelephu) и Йонгпхулла (Yongphulla); международные – Дакка (Бангладеш), Багдогра, Гайя, Гувахати, Дели, Калькутта и Мумбаи (Индия), Катманду (Непал), Бангкок (Таиланд), Сингапур. Почти все рейсы выполняются с промежуточными посадками. Оптимальные по времени стыковки для перелета в Бутан из Москвы через Бангкок, откуда Druk Air ежедневно летает в Паро. Оптимальные по цене – через Дели, но крайне неудобные по времени.

И маленькая, но важная особенность: Druk Air не гарантирует выполнение рейсов по расписанию, поскольку время прилета и вылета зависит от метеоусловий аэропорта Паро. Об этом перевозчик официально предупреждает на сайте. Будьте внимательны.

Aэробус А-319, Аэропорт Паро, Бутан. — Фото: Д. Скоробутов ©

На международных рейсах Druk Air предлагает два класса обслуживания: бизнес и эконом. Мы летели в бизнесе и нас обслуживали вот такие девушки. Новая униформа появилась в 2008 году. Имидж стюардесс решили обновить в честь 25-летия авиакомпании и по случаю коронации пятого Короля Бутана. Костюм представляет собой вариант национальной женской одежды: длинная юбка кира и рубашка тего. Оба элемента одежды выполнены из хлопка и шелка. Бутанцы пошли тем же путем, что малайцы и сингапурцы: стюардессу в национальном костюме решили сделать символом страны.

Стюардессы а/к Druk Air. — Фото: Д. Скоробутов ©

Девушки признались, что профессия стюардессы в Бутане очень популярна. Международные рейсы – это едва ли не единственная возможность увидеть мир, даже если этот мир состоится из нескольких соседних стран. Стюардесс в Бутане мало и каждую из них бутанцы, естественно, знают в лицо. Есть ещё мужчины-бортпроводники. Но их вообще единицы. На любом международном рейсе в составе кабинного экипажа три бортпроводника: две девушки и молодой человек.

Наш рейс, изначально заявленный как Паро — Дели, оказался втрое длиннее: на рулении командир сообщил, что летим мы в столицу Непала – Катманду, а на сегменте Катманду – Дели, мы узнали, что еще одна посадка будет в Джайпуре. Маршрутное такси. При этом, покормили один раз. Но вкусно 🙂

Рацион в бизнес-классе а/к Druk Air. — Фото: Д. Скоробутов ©

И в завершении, маленькая приятность: Druk Air – едва ли не единственная в мире авиакомпания, пассажиры которой могут увидеть самую высокую гору планеты Эверест (Джомолунгма) с борта самолета. Чтобы не пропустить эту красоту, садитесь по правому борту. О приближении Эвереста командир информирует громко, но невнятно. Услуга доступна на рейсе Паро – Катманду.

Эверест и горы-спутники: Лхоцзе и Ама-Даблам, Гималаи. — Фото: Д. Скоробутов ©

© Д. А. Скоробутов, 2012 г.

Рубрика: Авиация, Путешествия, Телевидение | Метки: , , | 4 комментария

Ближний Восток. Часть 2. Перелет.

Москва-Бейрут: Август, 2012 г.

17.00 – Пятница. Белорусский вокзал. Толпа. Аэроэкспресс полный! Свободных мест нет. Есть такие, где кулютурные люди сидят сразу на двух-трех местах, и надо спрашивать: А у вас свободно? А к вам можно? А уберите сумочку, я сяду. Прошел три вагона. Сел в четвертом, рядом с полусонной тётей. Единственная свободная опция. Следом входит очень приезжая женщина и спрашивает: А этот поезд в Шереметьево идёт? – Да, да, – киваем ей всем вагоном. – И все едут в Шереметьево? – Да, да. – Что? Все-все?!

17.15 – Слушаю музыку – сосед громко вещает кому-то в телефон о своих планах на будущее. В голове крутится вчерашний разговор с коллегой. Наташа её зовут: Ты куда летишь-то? – В Бейрут. – Хорошее место! А почему не в Багдад?… Да, почему не в Багдад? Может потому, что Багдад – это не Бейрут? Иногда даже коллеги, знающие обо всех событиях ещё до того, как они происходят, знающие о том, о чём многие даже и не догадываются, создающие информационную картину дня, владеющие всей палитрой новостей, путаются в реалиях нашего времени и думают, что в Бейруте так же опасно, как и в Багдаде. Проверю на собственном опыте…

17.25 – Слышу его даже сквозь музыку! Маленький колобок. Из тех, что любят показать себя и заявить о себе. Громко общаются, громко смеются – всё делают громко. Он же маленький. Нужно, чтобы его заметили, услышали, оценили. Выйди в тамбур и ори там. Нет! Сидит и вещает: ему задолжали всего двести штук, они с Мариной едут из Рима в Милан, Марина-то в Риме живет! и ещё ему срочно нужны в Жулебино свободные площади… Лучше бы эта Марина жила в Жулебино на свободных площадях…

17.30 Ангелина Смирнова прикатила тележку с водой. Какая красавица! Глаза, губы, волосы, черты лица – красавица! А голос – ручеёк весенний! Эх, Ангелина, тебе бы не в поезде тележку катать, а на международных рейсах летать и в бизнес-классе работать, и даже в первом…

17.35 – На 35-й минуте колобок заинтриговал всех, включая уснувшую соседку:

– В понедельник ты летишь в Киев и знакомишься с этим грандиозным проектом, первый репетиционный день. Во вторник возвращаешься в Москву, играешь спектакль. В среду летишь в Киев, второй репетиционный день. Четверг ты в Киеве. В пятницу летишь в Москву, пересаживаешься на рейс в Благовещенск… Нет-нет! Бизнес-класс могу только на киевских рейсах! В Благовещенске ты в субботу утром. Играешь спектакль, вечером – гала-концерт, после – ночной поезд в Хабаровск. Там спектакль. Из Хабаровска вылетаешь в Пекин (что должна делать собеседница в Пекине – не уточняется), а из Пекина прямым рейсом в Киев. Таким образом, за одну поездку ты зарабатываешь 45 тысяч…

Интересно, что это за актриса и в какой валюте она получит свои 45 тысяч? Может, в милях Аэрофлот-Бонус?

17.40 – Толпа на входе в Терминал Е. Очередь разбили на четыре потока. Досматривают всех. Оказался у витрины какого-то магазинчика. И чё дают? Шубейки. Из рыси. 900 тысяч рублей. Made in Italy. Ну, ну, ну! Конечно! Мейд ин Итали и всего за девятьсот тыщ! Ночью – дешевле. Но если ими торгуют, значит кто-то их покупает? И кто? Вы покупаете?…

18.00 – Шереметьевская столовка. Для иноземцев, случайно сюда забредших, подпись имеется: Free Flow. Питаются здесь в основном сотрудники аэропорта. Редко бывают и пассажиры. Много лет ходим с коллегами в эту столовую на 4-м этаже. Уже почти ритуал – перед вылетом обязательно перекусить именно там: утром – каша, днём – суп, вечером – второе блюдо. Отужинал аж на 274 рубля! 🙂

Раньше отсюда открывалась роскошная панорама на лётное поле, но панораму украл соседний ресторан и любоваться аэродромом можно только оттуда. Впрочем, кухня у этих двух мест общая: вкусно одинаково, практически, а вот цены 🙂 Переполз в ресторан, взял эспрессо и стал наблюдать за жизнью аэропорта…

Все куда-то спешат, едут, бегут. Люди, машины, самолеты. Движутся по своим схемам, живут своей жизнью, автономно и сообща. И кто-то их координирует, направляет, контролирует. Живой организм! Люблю Шереметьево. Особенно Шереметьево-2. Настоящий международный аэропорт! С детства и до сих пор он для меня Шереметьево-2. Чувствую себя как дома. Уютный и родной порт. И я, обычный пассажир, бывая здесь от раза к разу, испытываю одно и то же чувство: это мой аэропорт…

19.20 – Девочки, у кого Гуанчжоу? Гуанчжоу у кого, девочки? Пассажиры ведь ждут!… Пышная блондинка и два тщедушных мужичка бегают по стойкам регистрации, ищут пропавший Гуанчжоу. А девочки как воды в рот набрали. А ни у кого Гуанчжоу! Сама отгадай!…

– Девочки, Пхеньян – это не Китай! Это другая страна! – мощная бегунья и невесомые азиаты, привязанные к ней как воздушные шарики к слону, нашли Гуанчжоу, но потеряли Пхеньян. – Не Китай! Это другая страна! Северная Корея, кажется…

19.30 – Паспортный контроль. Скорее девушка, чем женщина: А вы куда летите? – В Бейрут. – Все оттуда бегут, а вы летите! – Бегут из Дамаска. – А, да, да. Это ж рядом? Ну, счастливого пути!

19.40 – Сижу на стульчике в зоне досмотра. Задержали и не пускают. Террорист я – у меня бутылка йогурта: Много вас тут всяких! То воду, то чай, то йогурты вот понесли. С жидкостями нельзя!… Спешить некуда, посижу…

Сотрудницы САБа наседают и принуждают: Нет, пейте при нас! Нет, пейте здесь! Нет, сейчас пейте!… Пейте с нами, пейте как мы, пейте лучше нас!… Девушки, говорю, щас контрабанду понесут, а вы меня со стаканом кефира караулите! Не бомбу же я из него делать буду!…

Девушки вроде как одумались, оставили меня в покое, а я – каюсь! – нарушил, наверное, самое строгое правило авиационной безопасности: вышел в чистую зону с жидкостью! Здесь-то, можно подумать, жидкости нет. А я без йогурта жить не могу, может быть…

20.00 – Вокруг одни китайцы. Как всегда. Часто летаю вечерами – очень люблю вечерние вылеты! – рейсы одни и те же: Гонконг, Пекин, Шанхай и Урумчи-Гуанчжоу. Разлет в течение часа, но толпа такая, будто все пять рейсов одновременно выпустили в чистую зону. В Гонконг нынче улетал Аirbus A 330 “И. Бродский”…

Подумалось: современные самолеты – все на одно лицо, так сказать. Один от другого практически не отличается. Ни боинги, ни аэробусы, ни наши Ту-204 и так называемые Суперджеты. Все одинаковые. Всё одинаковое. Везде и всюду. Два двигателя под крыльями – типовая схема нынешних пассажирских воздушных судов. Раньше можно было по силуэту узнать самолёт. И даже по голосу! А сейчас? Глобализация. Унификация. Обезличивание. Все как все. И люди тоже. Стандарт. Шаблон. Типовая схема…

21.35 – Вечер пятницы тоже всегда одинаковый. По крайне мере, в Москве. Пробки. Стоят все: люди, машины, самолеты. В очереди на взлет мы… двенадцатые! Но зато какое особенное чувство – улетать в пятницу вечером! Не знаю, кому-как, а мне нравится именно вечер пятницы: трудовые будни почти кончились, долгожданные выходные почти наступили, жизнь только начинается и лучшее, конечно, впереди!… И тут повскакивали иностранные пассажиры, начали хлопать в ладоши и поздравлять с Днём рождения какую-то Алину: Happy birthday to you, Alina! 🙂

22.10 – Исполнительный старт. Усаживаются проводники. Впервые заметил, что на 321-м аэробусе у номера 3R откидное сиденье крепится к стенке туалета. Сегодня 3R Майя (имя изменено). Уставшая. Это видно. Не от сегодняшнего рейса, только начинающегося, а вообще от всего. Может быть, надо вовремя уходить? Если что-то мешает, раздражает, нервирует, лучше это что-то оставить. Ради самого себя. Ради самой себя. Хотя как можно о ком-то судить? Жизнь у всех разная, все мы – заложники обстоятельств. Держитесь, Майя! У вас удивительная профессия – вы видите мир, вы общаетесь с людьми, вы приобретаете бесценный жизненный опыт. Такая возможность есть у немногих…

22.40 – Покатили телеги с едой. Сразу две. Загрузка в экономе полная – не видел ни одного свободного кресла. В бизнесе – 10 пассажиров. Докатили до нас: рыба или мясо? Взял рыбу. Вкусно и питательно 🙂

23.15 – Уставшая Майя принесла пассажирам два стаканчика. И держит их, не отдаёт – забыла, что и где налито. Секунду размышляла, быстренько понюхала напитки, идентифицировала их и выдала каждому причитающееся. Сервис! 🙂

23.30 – Читаю инфлайт. Бортовой журнал, значит. Первым делом – карта маршрутов. Всегда интересуюсь новыми рейсами Аэрофлота. В зимнем сезоне открывается Майами. Точечка на карте давно нарисована, а красной линии к ней ещё нет. Вторым делом – интервью с Ренатой Литвиновой. О своём новом фильме Собирательница душ. Интересный сюжет. Любопытно, как его воплотила в реальность режиссёр? О! Какая хорошая мысль! Цитирую:

“Я опасаюсь людей, которые хотят казаться хорошими и добропорядочными. Такие все правильные. Вот от них самое большое зло и исходит! А люди, которые сразу показывают характер – от них всегда сюрприз со знаком плюс…”

Не опасаюсь таких, просто не люблю. Сю-сю-сю. Сопли в сахаре. Враньё. Лицемерие. Подлость. Стелются перед тобой, когда что-то надо. И не здороваются, когда не надо ничего. Уж лучше сразу скажите: да – да, нет – нет. Просто и понятно. Но таких мало. То ли боятся люди быть самими собой, то ли разучились? Быть самим собой – роскошь в  наше время. И жить мешает, конечно. Но каждый выбирает своё: и я, пишущий эти строки, и вы, читающие их…

00.00 – Пришла Марианна. Старший бортпроводник экипажа: Дмитрий, всё хорошо? Вас покормили? Покормили, всё хорошо. Спасибо, Марианна! За ваше обаяние и внимание. Сколько нас таких каждый день перед вами? Что вы о нас думаете? Думаете ли вообще? А для нас, не для всех, но для некоторых, вы – единственные и неповторимые. Бортпроводники Аэрофлота.

00.45 – Заход на посадку над Средиземным морем. Слева по борту россыпь огней – новогодней гирляндой сияет Бейрут. Позади Ростов-на-Дону, Краснодар и Трабзон. Других населённых пунктов в информации командира не было. Сверился с картой – должны были войти в воздушное пространство Сирии над многострадальным Алеппо и через Латакию выйти на Бейрут. Похоже, коридор изменили – как раз в этом районе сейчас идут боевые действия: сирийская армия выбивает боевиков из осаждаемых ими городов…

01.15 – Вы какой канал представляете? – спросил пограничник на смеси арабского и французского, изучая мои документы… И сам нашел ответ на этот вопрос: Marhaba fi Loubnan, sadiqi! Добро пожаловать в Ливан, мой друг!

Продолжение следует…

© Д. А. Скоробутов, 2012 г.

Рубрика: Аэрофлот, Путешествия | Метки: , , , , , | Оставить комментарий

Ближний Восток. Часть 1. Билеты.

Москва: Август, 2012 г.

Маршрут и билеты.

К этому региону присматривался давно. Несколько раз там бывал, но всё как-то бегом, суетливо, в командировках, когда города и страны видишь из окна автомобиля. Думал, вот сейчас-то я всё спланирую заранее, подготовлюсь, приеду и рассмотрю в микроскоп. Куда там! Опять бегом, опять хаотично, опять ничего толком не увидел. А начиналось всё так…

Давний приятель (А. Т.) известил меня в начале июня о своей поездке: Дим, имей в виду, что в августе я две недели буду в Ливане. Надумаешь – присоединяйся… Надумывал я ровно два месяца, но так ничего и не надумал. Всё казалось, что сейчас не время, что какие-то дела держат, короче – если и лететь, то совершенно не сейчас! Вот совершенно! Но, как всегда, решение принял в последний момент. В большой степени повлияла на это и ухудшающаяся обстановка на Ближнем Востоке. Надо было спешить проверить, так сказать, обстановку на местах и настроения трудящихся масс 🙂

За несколько дней до намеченной даты вылета началась лихорадка с приобретением билетов. Решил всё сделать сам. Почему, спрашивается, не обратился к нашей прекрасной сотруднице, не знаю. Покупки происходили бегом, времени на обдумывание действий не было. Вот и результат – переплачены великие тыщи, нажитые непосильным трудом.

Маршрут был простым и приятным – Москва-Дамаск-Бейрут-Тегеран-Москва. Однако вовремя и весьма кстати я не успел приобрести билеты в Дамаск: Аэрофлот отменил туда свои рейсы, да и с мест пошли телеграммы о закрытии сирийско-ливанской границы. Что ж, отложим Дамаск до лучших времен и летим в Бейрут…

Почти всегда летаю Аэрофлотом и стараюсь не изменять ему. Тем более, что в нужные пункты назначения – Бейрут и Тегеран – прямые рейсы выполняет только Аэрофлот. Прямые рейсы удобнее стыковочных, хотя и не всегда дешевле, — гласит народная мудрость. Полез на сайт Аэрофлота. За пять минут купил билеты. Ткни куда надо, напиши что надо – делов-то! Так и сделал: ткнул и написал. Но упустил из виду правила применения тарифов. Сто страниц мелким шрифтом. И не читал их даже. Зачем? Никогда билеты не сдавал, не менял, брал и летал. А оказалось, что читать полезно для общего интеллектуального развития…

Тегеран был готов меня принять на два дня позже, чем планировалось: дорогой шурави (перс. شوروی  – советский), ждем, но потом. Пришлось менять дату вылета. Звоню в колл-центр Аэрофлота: так и сяк, поможите. Меня отправляют в кассу. Ближайшая в тот момент оказалась у метро Бабушкинская. Да простит меня любимый Аэрофлот, но местоположение этой кассы полностью соответствует её содержанию: воскресным днём меня там встретили настоящие бабушки. Аэрофлотовские. Наверное, они продавали билеты ещё на Ту-104. Одна из них осваивала компьютер, который называла телевизором, волновалась, допустила системный сбой и экстренно призвала на подмогу ровесницу – продвинутую юзершу:

— Нин, тут у меня в телевизоре три тройки выскочили!
— Ну?
— Надо, чтобы они убрались.
— Тогда нажми сюда и сюда… (последовали аккуратные прицельные клики).
— Нин, они остались!
— Остались, но теперь сбоку, видишь?
— Так они сбоку должны быть?
— Наверное, — неуверенно ответила Нина…

Ну, думаю, п…ц! Щас натыкают мне троек – полетаем с ними… Однако ж нет! Оказалась среди бабушек и внучка – Елена. Прекрасная. Хрустальным звоном известила, что ждет меня подле своего оконца. Подбегаю, буквально, сажусь и суть излагаю. Елена понятливо кивает: мол, с кем не бывает, не только даты меняют, но и классы, и пункты назначения, и сдают билеты, и снова покупают, всё бывает… Пальчики порхают по клавиатуре, цифры в телевизоре какие надо, не сбоку и не снизу, а на своем месте, щелк-щелк – процесс остановился:

– Так-так! Вы что, в Бейрут летите?                                                                                                                                                                 – Да, говорю. Дела государственной важности.                                                                                                                                               – И что, в Тегеран?… – Елена посмотрела тревожно. – Там же война!                                                                                                     – Елена, нет там войны. Есть локальный вооруженный конфликт. Но он в Сирии. Это Дамаск…

Вроде  успокоил.  Вроде  поверила.  Идите  в  кассу  и  заплатите:  две  тысячи  –  штраф  за  изменение даты вылета, тысячу восемьсот – доплата до оставшегося на вашу дату тарифа…

Транзитный перелет.

Напрямую из Бейрута в Тегеран летает одна авиакомпания – Iran Air. Тарифы соответствующие. Удобство приобретения билетов тоже. Иран обложен санкциями ООН (крайне несправедливыми, отмечу), отключен от всех платежных систем, ни он-лайн бронирование, ни транзакцию совершить невозможно. Единственный вариант – посетить офис Iran Air на Октябрьской, но времени нет, поэтому, выбираю кривой перелет.

В мои даты идеально вписались рейсы авиакомпании Kuwait Airways c идеальной стыковкой в единственном аэропорту одной из самых богатых стран мира – нефтяном эмирате Кувейт. Тем более, что и там возникли мелкие дела. Тем более, что этот рейс выполняет один из последних летающих аэробусов A-300! Кто увлекается авиацией, тот меня поймет…

За вторыми билетами полез на другой сайт – всем известный anywayanyday. Перегрелся я, наверное, на жаре июльской. Умственное затмение сделалось. Сунулся в эту лоховскую конторку. Чтобы ещё раз – да никогда в жизни! Опущу подробности коммуникации с виртуальными сотрудниками и сотрудницами этой компании, ложкомойками и свистунами. Отмечу, что общение проходит исключительно в письменном виде, но вся переписка с клиентом уничтожается и доказать что-то вообще невозможно. А потому наё…ывают конкретно. Свои совокупные потери оцениваю где-то в 100 иностранных долларов: на тысячу рублей минимум этот сайт завышает тарифы, на практически неисчислимые суммы – все остальные возможные платежи…

Пришлось оперативно связываться с офисом Kuwait Airways в Бейруте и исправлять ситуацию. Надеюсь, при личной встрече руководство этого лоховского сайта объяснит мне принципы деятельности своего волшебного ресурса… Как показала практика, не я один попался в их сети…

Визы.

Иранскую визу я получил без проблем: за 20 минут в посольстве. Цена вопроса – 3 300 рублей. Если срочно. Если нет – три тысячи ровно…

А вот с кувейтской случился казус. Удивительное дело, но Россия не входит в список великих сверхдержав, гражданам которых кувейтские власти выдают визу по прибытии. Мы, конечно, не жители стран Персидского залива, которым виза вообще не нужна, но и не третьего мира. Пришлось звонить в посольство Кувейта и выяснять: отчего такая несправедливость и с кого строжайше спросить…

Ласково и приветливо со мной пообщалась электронная тётя: нажмите то, нажмите сё, нажмите это. Нажал. И нарвался. Всё та же электронная тётя рявкнула: А теперь положите трубку! Вот это сервис! 🙂  Со второй попытки дозвонился до живой тёти: А мы визы не выдаем! Бронируйте отель, запрашивайте ваучер и по прилету получайте…

Повторно связываюсь с Kuwait Airways. Через час приходит ответ. Точнее – счет на 550 долларов. Фактически – это цена визы, которую нельзя получить без брони отеля:

  • 385 $ – ночь в JW Mariott Hotel Kuwait City + трансфер класса limousine;
  • 50 $ – stopover charge;
  • 9 $ – Kuwait taxes;
  • 106 $ – visa fee.

От визита в столицу Кувейта – город Эль-Кувейт (Madīnat al-Kuwayt) – пришлось отказаться. Запланированные мелкие дела в нефтяном оазисе Мина эль-Ахмади (Mina al-Ahmadi) вообще превратились в пыль над аравийской пустыней. Но желание посетить эту удивительную страну всё же осталось – слишком уж необычное место, есть на что посмотреть: памятники истории, современная архитектура, знаменитые кувейтские башни, роскошь и великолепие скромного быта простых кувейтских миллионеров…

Возврат билетов.

Кто меня дернул – не знаю, но за день до вылета я-таки зашел к нашей чудесной сотруднице: Ирочка, глянь, пожалуйста, мои рейсы. Глянули. И что видим? На Бейрут – минимальный эконом, на Тегеранминимальный бизнес! Со скоростью звука делаем новую бронь, со скоростью света сдаем купленный билет. И тут меня вновь радует Аэрофлот: штраф за добровольный возврат билета 35 евро, а ранее оплаченный штраф – 2000 рублей за изменение даты вылета – не возвращается. В Бабушкинской кассе меня принимали как дома, тепло и радушно: молодой человек опять принёс нам денюжку…

Мораль: уважаемые пассажиры, читайте правила применения тарифов! Или хотя бы спрашивайте при бронировании, что-почём. Претензий к Аэрофлоту нет. Деньги на карту вернули вообще за три дня, вместо положенного срока от пяти до тридцати. Зато получил хороший урок…

Продолжение следует

© Д.А. Скоробутов, 2012 г.

Рубрика: Аэрофлот, Путешествия | Метки: , , , , , , , , | Оставить комментарий

Летающие легенды: Ил-96

Июнь, 2012 г.: Москва-Сочи-Москва

К 96-му присматривался долго, можно сказать – любовался. К илам вообще питаю особые чувства: надежные, мощные, комфортные, безупречные в пилотировании машины. Одно слово – лайнеры. Если не ошибаюсь, именно лайнером называют профессионалы легендарный Ил-62. Когда-то именно этот самолет был флагманом Аэрофлота. И по уровню комфорта, и по техническим характеристикам, и по ресурсу превосходил свои западные аналоги. Летал на нем однажды, в глубоком детстве, но ощущения сохранились до сих пор: невероятной плавности взлет и такая же посадка. Жаль, что флагман давно сняли с регулярных рейсов…

Отдельный разговор про первый отечественный широкофюзеляжный самолет Ил-86. В народе его называли аэробус, в среде авиапрофи – баклажан. Считаю, что эту машину списали незаслуженно рано. Вроде бы, единственной претензией к 86-му была его прожорливость – высокий расход топлива. Так заменили бы двигатели на иностранные, например, пока дорабатывали свои, и летал бы до сих пор. Летает же Боинг-747, разработанный аж в 60-х! И всё его модернизируют, всё улучшают, что-то там доделывают и переделывают, превращая самолет в колбасу…

Но с третьей стороны, как говорила одна из наших университетских преподавателей, фактически, в 747-м заменили начинку, планер практически не тронули. Так что же нам мешало и мешает доработать надежнейшие машины Ил-86 и Ил-96? Главное в самолете – это планер и силовая часть, т.е. двигатели. Илюшинские планеры – идеальные: и по аэродинамике, и по запасу прочности, и по конструкторским решениям. Их менять не надо. Силовая часть – да, замены требует. Но это дважды дешевле, чем закупать иностранцев и трижды дешевле, чем проектировать самолет с нуля. Редизайн салона на этом фоне вообще бесплатное приложение к смете, но тоже требующее инвестиций, конечно…

Говорят, что илы гробили сознательно в угоду западным машинам, ведь именно наш Ил-96 является их единственным конкурентом на рынке дальнемагистральных широкофюзеляжных самолетов. Еще говорят, что многие инженерные решения, использованные при строительстве 96-го, нашли применение в новейшей 787-й модели боинга. Специально сравнил их параметры – некоторые совпали до сантиметров! И кто-то еще смеет называть красавец 96-й летающим хламом! Это люди интеллектуально сниженные, вероятно. Профессионалы называют 96-й батоном… 🙂

Ну, это все лирика. Реальность иная – на регулярных пассажирских рейсах эксплуатируются всего девять Ил-96: шесть в Аэрофлоте и три в компании Cubana. Понятно, что опробовать кубинские илы почти невозможно, поэтому выбрал наши, которые аэрофлотовский сайт обозначает как Ил-96 Turbo. Знать бы еще, что это turbo значит…

По он-лайн табло отследил, куда Аэрофлот гоняет батоны: Ларнака, Анталья, изредка Симферополь и Тель-Авив, дважды в день Сочи. Решил использовать мили, нажитые непосильным трудом на рейсах Аэрофлота. Планировал лететь в Ларнаку, но так и не выловил ни одного мильного билета. Анталья – она и есть Анталья. Ловить Тель-Авив или тем более Симферополь можно и до зимнего расписания. Остался Сочи. Сочи так Сочи – семь лет там не был, отчего бы не слетать? 25 тысяч миль за билет по ценности оказались равны топливным сборам. Удивительная арифметика, но другого ожидать и не приходится: летом в Сочи дешевле разве что пешим ходом, хотя Аэрофлот мог бы и снизить цены для трудящихся…

16.00 – Четверг один из дней, когда в Сочи идут друг за другом сразу два Ил-96. Наш вылетает из Терминала D, который так и не успел стать Шереметьево-3. Интеллигентные люди собрались у гейта. Мы-то, которые попроще, в накопителе  у выхода на посадку. Номер 2. Вылетают сразу четыре рейса: Екатеринбург, Архангельск, Краснодар и Сочи. Наш рейс SU 1126. Мамы, дети, дяди, тети – толчея и толкотня немыслимая! С чашкой эспрессо встал у окна. Смотрят. Пусть смотрят. Не то что сесть, встать негде. Хочу и стою возле окна…

16.45Boarding. Посадка, значит, по-нашему. Половина людей – пассажиры сочинского рейса. Очередь аж трижды закрутилась. Соответственно, трижды был подан автобус. С последней партией уехал и я. Тем более, что и место мое в последнем, 38-м ряду. Сам выбрал, по незнанию: думал, там удобно, оконце имеется, кресел в ряду по два, а что туалеты рядом – подумаешь, не в туалете же сижу, в конце концов. Везли нас и везли, кружили и кружили – стройка какая-то у Терминала F, объезжали её, притормаживали пару раз – уступали дорогу 330-му аэробусу и спешащему в Симферополь Ил-96, как потом выяснилось…

17.15 – Доехали. Стоянка практически у грузового терминала. Вот это сюрприз! Ил-96 «В. Чкалов». Первый из построенных серийных бортов! Оранжевые стюардессы во втором вестибюле: Добрый день, проходите! Проходите, добрый день! Прошел на свое удивительное место: оконца нет, спинка кресла заблокирована, бодрящий запах – чё там скрывать, ха-ха-ха! – мочи. Добро пожаловать! Бортпроводник Людмила поняла меня без слов: И не говорите! Всем хорош самолет, но вот туалеты, как на старых тушках – вонь в хвосте страшная… Ну, это мелочь, в общем-то, главное – я на борту Ил-96!

17.30 – Пассажир с места 36 В начал нервничать и теребить Людмилу:

– А что, надежный самолет? – Конечно, надежный! Это же Ил-96 – лучший самолет Аэрофлота! Четыре двигателя, мощный, надежный… – А что, с двумя двигателями ненадежные? — Ну, с двумя они и есть с двумя…

Послушал их диалог и порадовался: даже молодое аэрофлотовское поколение знает, что Ил-96 – лучший! Вот если б и начальство так же думало и не стеснялось инвестировать в модернизацию этого прекрасного лайнера. Ил-96 действительно наш лучший самолет. Не зря же первые лица государства летают именно на нем!

18.00Take off или взлет по-русски. На полчаса позже расписания. Шелестящий гул мощных двигателей, тяжелый разбег, плавный отрыв и медленный набор высоты. Сразу вспомнил Ил-86, на котором налетал великие тыщи километров. Но 86-й уж очень шумный. Ну очень. Грохочет как ракета. А этот – шелестит. Невероятной мягкости полет. Как будто плывем, а не летим. Даже зону турбулентности прошли не заметив. Илюшинские машины отличаются великолепной аэродинамикой. И надежностью: практически все пассажирские лайнеры с четырьмя двигателями.

Если сравнивать полет на 96-м, то с поездкой на Rolls-Royce Phantom: амортизация идеальная, инерция и ускорение плавные, почти незаметные. Тут на одном из форумов меня поддели: типа, чё ж ты сравниваешь наш самолет с ненашей машиной? Сравнил бы с “Чайкой” или ЗиЛ-41041! Сравнил бы, если бы имел возможность прокатиться на этих машинах. А то вот имею такую привычку – сравнивать с тем, что пробовал, с лучшим из того, что есть. Так что пока Ил-96 – это Rolls-Royce Phantom, хотя, не скрою, и наши лимузины мне очень даже нравятся 🙂

18.30 – Набрали высоту. С мест повскакивали дети и ринулись друг за другом в туалеты. Щас нагадят и п…ц нам, – подумал… Вслед за детьми потянулись их мамы и давай стучать в двери: Леша, ты там? Леша, я знаю, ты там! Сейчас же открой! Детки очень современные: некоторые, разнополые, прошу заметить, уединялись в сортирах по двое 🙂 Оказалось, они вовсе не гадить пришли, а играть в прятки – на Ил-96 прятаться очень удобно, особенно в шести туалетах сразу…

18.45 Обслуживание питанием. Сколько слышу эту фразу, столько удивляюсь: Вот, кто там в Аэрофлоте пишет тексты информаций и инструкций? Понятно, что их содержание семантически осязаемо, но форму нужно все-таки доработать. Или тогда уж обслужить прессой, пледами и подушками… Телеги с рационами стояли полдороги возле меня, а укатили их из 38-го ряда аж в 6-й! Зато рядом приютился молодой папаша с грудным дитем, уложил его на полку – есть такая в третьем салоне – достал бутылочку со смесью и начал потчевать младенца. И так трогательно и заботливо отец обслуживал питанием малыша, что не каждая мать сумеет 🙂

19.45Landing. Посадка. Плавное касание, и реверс плавный, и торможение – какое-то всё плавное. Нагнали расписание – летели со скоростью 970 километров в час. По крайней мере, так сказал командир. Вышел на трап – тропики-субтропики: горячий и влажный воздух, дыхнешь и обжегся. Любезные сочинцы подогнали один автобус на 250 человек. Селедки в бочке…

20.00 – На выходе из аэровокзала смуглые джигиты чуть не за руки хватают: Таксы? Гастыныц? Квартыр? Сочи всё тот же, разве что бабушек сменила молодежь. Осмотрел терминал. Помню его ещё с 90-х, когда строительство заморозили. Вполне достойное сооружение, мировым стандартам соответствует. Хотел зайти во внутренний дворик (есть там такой с фонтанчиком-озерцом), а закрыт: Да, понимаете, вот они все курят, курят, курят, мы и закрыли, — пояснила дежурная… Все они – это мы, уважаемые пассажиры. Курить – здоровью вредить! Не загрязняйте атмосферу города-курорта!

Слева от терминала, на пригорке, частный домик, оконцами выходящий на оживленную трассу. Видимо, это улица Костромская. И в доме этом балкон, с которого отлично видно перрон и торец полосы – идеальное место для споттинга. Интересно, как они тут живут? Привыкли, наверное. Вместе с шумостойкими жильцами проводил в обратный рейс нашего Чкалова. Красиво разворачивался, мощно гудел и улетел.

Испил бутылочку активии с инжиром – 55 рублей – дороже, чем в Азбуке вкуса 🙂 Наблюдения и созерцания вернули меня в 90-й год, практически в детство, когда впервые оказался в Сочи: модный город, летний курорт, шелестящие проспекты, шуршащие пляжи, вечерние променады и отовсюду звучащая Патрисия Каас (Patricia Kaas) со своими, так сказать, Венерами

21.30 – Объявили регистрацию. Поставленным голосом невидимая тётя сообщила, что “рейс выполняет викомпания Рофлот”… В принципе, бывало интереснее: как-то в красноярском аэропорту Емельяново пригласили нас, пассажиров, на посадку в автобус авиакомпании Аэрофлот…

22.00Check in. Регистрация. SU 1131 – второй вечерний рейс на Ил-96. Вы уверены, что хотите сидеть на месте 36 А? – спросила агент регистрации. – Загрузка 52 человека, любое место выбирайте… Полупустая стерильная зона: мы, красноярцы и омичи – три вылетающих рейса. Прошел вдоль посадочной галереи – ни одного телетрапа. Наверное, к Олимпиаде их все же смонтируют. У гейта, как интеллигентные, все мы 52 и собрались. Дружно сели в автобус, дружно приехали к самолету. Ил-96 «А. Майоров». Здрасьте! Здрасьте! Старший бортпроводник – Наташа. Меньше месяца назад мы летели с ней из Баку. Так приятно встречать на борту знакомые лица. Пусть и посторонние мы люди, даже чужие – экипаж и пассажиры – но мы, паксы, как вы нас называете, все-таки помним вас, проводов, дольше и узнаем чаще, чем вы нас 🙂

22.30 – Уселся опять в хвосте, на 36-й ряд. Майоров оказался чуть моложе Чкалова, ухоженнее, чище и комфортнее. Набежала стюардесса: Ваша фамилия Иванов, да? – Нет, говорю, не Иванов. – Ну, все равно рады видеть Вас на борту! – И я рад… Аэрофлот на высоте – персонально приветствует часто летающих пассажиров… – Ну, как водичка? Искупались? – Да я прилетел сюда 2 часа назад. – О! Это как? – Ну, так: купил билет специально на Ил-96… Кажется, Татьяна (?) поняла меня однозначно: Ил-96 и её любимый самолет, наши машины вообще лучшие, в небе и небом живет, в Сочи была аж в прошлом году, над Амстердамом попала в турбулентность, любит длинные рейсы, широкую технику и нас, часто летающих пассажиров 🙂

23.00 – Взлетели. Мягко и мощно. Амортизация идеальная. Ускорение неосязаемое. Великолепная машина! Лайнер! Осмотрел салон. Просторно, конечно. Показалось, что багажные полки где-то на середине провисают. Неряшливо как-то смотрятся. И потолочные панели. Эх, обновить бы интерьер! Да и прежняя компоновка была уютнее: 24 бизнеса и 225 эконома, но в погоне за прибылью топ-менеджмент урезал бизнес и наставил 27 табуреток во втором салоне… Оголодал – стесняясь попросил второй ланч-бокс. Принесли: первые ряды отказались, так что приятного аппетита… Ну, мы-то, 36-е ряды, не откажемся 🙂

00.40 – Подлетели к Москве с юго-запада. Пересел на правый борт. 37-й и 38-й ряды за мной заняла Татьяна (?) и её коллега. Сидели и любовались невероятной красоты видами ночной Москвы – усыпана огнями как бриллиантами черный бархат, и выискивали знакомые места: узрел свой университет, дом на Вернадке, где жил когда-то, любимую улицу Косыгина. Татьяна (?) восхищалась: Как красиво! Боже мой, как красиво! – Что же вы, девушки, разве редко такое видите? – Да что мы там видим со своих мест! Окошки в дверях малюсенькие, и неудобно в них смотреть, а тут вот хоть минутку полюбоваться…

01.00 – Посадка. Незаметная и мягкая. Шереметьево. Мой любимый Шереметьево! Почти дом родной. Сколько раз ты провожал и встречал меня. Сколько раз я улетал отсюда и прилетал сюда… Терминал B. Старенький сарайчик, доживающий последние деньки. Кто-то из персонала включил свет и открыл двери, чтобы мы вошли внутрь. Нас и не ждали… А на перроне, в тусклом сиянии аэродромных огней, засыпал трудяга Ил-96, чтобы утром принять своих новых гостей – пассажиров рейса в Анталью…

© Д. А. Скоробутов, 2012 г.

PS: отдельная благодарность Александру Мишину за прекрасные фото.

Рубрика: Авиация, Аэрофлот, Путешествия | Метки: , , | 153 комментария

Летающие легенды: Ту-134

Как-то поймал себя на мысли, что приходится бегать за временем: то ли сам тормозить стал, то ли время слишком быстро потекло. И ведь в этом потоке могут оказаться и нереализованные желания! – подумалось вдруг… Чтобы избежать фрустраций, тут же и сообразил: чего такое надо успеть сделать. На ум пришла только одна мысль – слетать на еще живых лайнерах-легендах отечественного авиапрома. Необлетанных, так сказать, осталось два: Ту-134 и Ил-96. Хотя еще есть Як-40 и 42, но мне они никогда не нравились, не летал ими и не надо…

Март, 2012 г.: Москва-Воронеж-Москва

Единственным эксплуатантом Ту-134 на регулярных рейсах из Москвы осталась авиакомпания UTair. С завидным постоянством она гоняет 134-й в Сыктывкар, но с удивительным бесстыдством билеты продает по космическим ценам: 20 тысяч рублей за 2 часа лёта! Хоть за день до вылета, хоть за год – никакой разницы. Печаль моя была велика, её ещё подпитывала жаба…

Решил исполнить профессиональный долг и, так и быть, воспользоваться служебным положением: обратился в пресс-службу UTair. В прекрасный город Сургут ушли факсы: ведь последние регулярные рейсы на 134-м, ведь самолет-легенда, ведь красавец! Сургутские девушки оледенели: Нет, нет и нет! Вам – легенда, нам – воздушное судно, вам – красавец, нам – борт 65614. И вообще: не надо нам пиара, у нас все в ажуре, и без вас как-нибудь… Особо удивляться нечему, конечно, понятия о прекрасном у всех разные, собственно, тем и ценен человек: индивидуальность, личность, психотип…

Начал охоту. Январь и февраль внимательно изучал расписание: кто, что, куда и когда. И попадались вполне приемлемые по цене варианты: то Анапа, то Волгоград, то Минеральные Воды. Вот их-то я и прикупил в глубокой ночи аж за 9 тысяч рублей! Радуюсь, дитё-дитём: утром, понимаешь, туда, вечером – обратно. А не тут-то было! UTair решила со мной поиграть: оплатил я билет, списали денюжку с карты и – добрый вечер! – будьте любезны, шуруйте на Боинге-737! Вот, думаю, велика есть подлость людская, заменили-таки борт! Два месяца провел в исканиях и ожиданиях, кое-как выловил рыбку золотую в водах этих минеральных, трясущимися руками забронировал её – и вот результат.

Звоню в колл-центр: так, мол, и сяк, поможите… Барышни прониклись моим горем до невозможности и вспомогли: деньги мы вам вернем, не извольте беспокоиться, в связи с заменой воздушного судна, а вместо Минвод дадим Воронеж за 5 тыщ, но с ночевочкой. Не раздумывая согласился и уже через несколько часов нервного сна (а вдруг опять самолет заменили?) я был во Внуково.

Описывать аэропорт нет надобности, не о нем речь. Моя цель – полет на Ту-134, в идеале – фоторепортаж. Шлёпаю к представителю: с собой все удостоверения, включая магнитный пропуск для прохода в телецентр, волшебные слова в изобилии, ничего лишнего. Представитель начал кому-то названивать и пересказывать мою просьбу: тут корреспондент газеты Правда, ага, хочет про нас статью писать, ага, с билетом стоит… Прикольненько! Это что же такое с людьми UTair делает, если они телеканал не отличают от газеты? Стою и шевелю губами, развожу руками, слов нет – забылись они, слова волшебные… Можете снимать, можете писать, только предупредите экипаж, – был его ответ. Мне бы сказать: спасибо, мил человек!… А я давай ему пихать визитки-карточки: Какая газета? Какая статья?… А какая разница? – махнул ютэйровец… Действительно: сравним круглое и тёплое – никакой разницы…

После регистрации что-то оголодал, решил поужинать, хотя надеялся отведать ютэйровскую еду: летал ими дважды по служебной надобности – в Архангельск и Красноярск – кормили неплохо. Но не в этот раз, как оказалось. А потому, хорошо что зашел в “Му-Му”. Других мест не знаю, из Внуково редко летаю…

21.10 – Когда нас везли по перрону, искрутился и извертелся, оглядываясь и осматриваясь: всё чудился подвох, обман, замена воздушного судна. А везли нас оооочень долго, и все какими-то петлями-кругами. Оказалось, это во Внуково траектории движения наземного транспорта такие, автобусные экскурсии: добираться до самолета дольше, чем лететь до пункта назначения! Но вот подвезли к прекрасной тушечке: Ту-134А-3 – одна из самых свежих, так сказать, модификаций. Я радуюсь, остальные пассажиры – хмурые и серые. А по мне так хоть фиолетовые. Щас на борт подымусь и в кресла сяду!

21.20 – В вестибюле столпился экипаж: пилоты и бортпроводники, ждут кого-то, шепчутся. Стал в стороночке, жду, когда освободятся – надо же перетереть за дело. Все зашли, трап пустой, персонал опять шепчется: И где он?… Думаю, кого это ждут? Кому такому надо в Воронеж? Подхожу и спрашиваю, как велено было на земле: А кто командир воздушного судна и старший бортпроводник? Немая сцена. К нам приехал ревизор. Пауза прямо мхатовская… – Люди, тут есть кто говорящий? – А, это Вы, что ли?… Вот и познакомились: ждали съемочную группу с телевидения и какого-то там журналиста, а оказался этим кем-то я…

Командир так и не представился: Ой, да зачем? Да что? Да некогда нам – 20 минут горизонтального полета! Старший бортпроводник – Ольга — зашептала: Ой, да я не знаю! Да чего я расскашу! Да некогда нам – 20 минут горизонтального полета! В общем, никаких интервью, никаких фото, ничего: 2о минут горизонтального полета. Посему, прошу прощения за качество видео: сымалось оно в темноте – в салоне свет всё время гасили, а фото арендовано у профессионала 🙂

21.40 – Время взлета, мы стоим; легкий толчок – чуть покатились и встали. Вижу, как рядом обливают реагентом чей-то 737-й боинг. Думаю, значит и нас щас обольют. Это я так думаю. А обливать-то никто и не собирался – нас просто выкатили, чтобы освободить стоянку. Тогда и не подумал даже, что без обливки нельзя лететь. Оказалось, можно: буквально через неделю, не облитый ютэйровский борт разобьется под Тюменью… Земля им пухом…

21.50 – Потушили свет в салоне, оставили аварийное освещение и, как это ни странно, во мраке начали зачитывать информацию о полете и инструкцию по безопасности, так сказать, safety demonstration. Ольга вновь зашептала на русском и английском, которые в её исполнении практически не отличались: флайт уан файв уан фром Москва ту Воронешшш…

21.55 – Запустили двигатели. Вот тут-то я наконец-то понял, почему 134-й называют свистком. Соловьевские двигатели не гудят, а свистят! Сижу и наслаждаюсь их великолепным, ни с чем не сравнимым звуком. Особенно на взлётном режиме, когда свист вдруг внезапно обретает необыкновенную глубину и силу, оживает, можно сказать, превращается в рёв неведомого зверя. Это надо слышать, конечно. Именно поэтому, из-за таких вот звуковых эффектов, Ту-134 считается одним из самых шумных пассажирских самолетов в мире…

22.00 – Покатились. Думаю, на исполнительный старт. Куда еще со стоянки может уехать самолет? Ну, не в Воронеж ведь, правда? Опять же, это я так думаю. А внуковский наземный диспетчер (или как их правильно называют?) решил нас покатать – бонус к автобусной экскурсии. Стюардессы, чтобы отвлечь пассажиров, зажгли свет и покатили телегу с водой. А зря! Наш командир, похоже, лихач: так круто заложил на повороте, что пассажиры, как карандаши в коробке, повалились на один борт, а второй номер (2-й бортпроводник) – красавица! – со всего маху села на задницу! В жизни такого не видел: стояла себе стюардесса, улыбалась – бац! – и на жопе! Мы всё петляем и вихляем с диким свистом, а она встать не может – сидит на полу, руками за телегу держится и хохочет…

22.30 – Объехали весь перрон, включая стоянку правительственного авиаотряда: Ту-134, Ту-154, Ил-18, Ил-62, Ил-96 – лучшие образцы отечественного авиапрома! Вам интересно знать, куда мы приехали? Мы вернулись на стоянку 🙂 Всем спасибо, все свободны, – сообщил командир. Шучу. Аэропорт закрыт по техническим причинам – был его ответ. Выпускали очередной спецборт…

23.10 – Взлетели! Да со свистом! Оторвались легко и мощно. Набор высоты почти вертикальный. Двигатели не гудят, а играют музыку. Переливы просто волшебные! Меня поймут лишь те, кто увлекается авиацией или работают в этой сфере… Ничего интересного про перелёт рассказать не могу. Сами понимаете, 20 минут горизонтального полета, о чем вообще речь? Но одно ощущение все-таки уловил – скольжение. Самолет не летит, пронзая воздушные массы и преодолевая их сопротивление, а скользит по их поверхности, как сверхбыстрые катера (go fast) по воде…

Не кормили, это понятно, но напоили: вода и томатный сок. Скромно. Может потому, что рейс выполняла дочка, UTair-Экспресс? В салоне чисто, аккуратно и свежо. Чувствуется, что за машиной не просто следят, а ухаживают как за любимцем. Зашел с инспекцией в туалет. На Ту-134 он известен тем, что аккурат над горшком имеется оконце. Вот такое кругленькое.

По не знанию можно подумать, что для удобства пользователя, так сказать: сидишь себе скромно на горшке, делаешь свои дела, если задержка какая – голову изящно запрокинь вверх и любуйся небесными гладями. Но мы-то с вами знаем: окно это – техническое, чтоб экипаж мог визуально обнаружить неисправность хвостового оперения…

00.00 – Посадка в Воронеже. Впечатлил реверс. Такого не слышал даже на Ил-86!

Прибыли на 1 час 20 минут позже расписания. Аэропорт Чертовицкое. Полоса и перрон – стиральная доска. Во время руления ощущения как в массажном кресле: трясет и подбрасывает. Аэровокзал полностью оправдывает свою семантику и морфологию: вокзал с приставкой аэро. Думал, таких уже не осталось, тем более в городах-миллионниках, ан нет – имеются. Просто неприлично иметь такой терминал, товарищи воронежцы! Срочно меняйте!…

Узнал в справочном, где гостиница. Оказалось, недалече: Вот прям как выйдете, так сразу за самолетом и метров 300 в лес… На привокзальной площади действительно стоит самолет – списанный красавец Ту-134 воронежского авиаотряда…

00.20 – Топаю по темной алее, по колено в снегу, через лес где кто-то воет. Дошел скоренько. Гостиница Полет. На целебный сон осталось 4 часа, поэтому уточняю: имеются ли скидки какие, оплата почасовая? Сотрудница рецепции была крайне удивлена моим появлением вообще, а потому коммуницировала слабо: Сказала же: две тыщи в сутки! Ну и что, что 4 часа спать! Заселяетесь?… Заселяемся, выбора нет. Рядом толкался наш экипаж: Ой, и Вы здесь? – зашептала Ольга. И я здесь. И оказались мы на одном этаже. Долго еще ютэйровцы стучали дверями, ходили по номерам, шумели водой, смеялись и шутили – отходили ко сну…

05.00 – Спецконтроль: никого из персонала нет, до вылета час. Пассажиры кудахтают, изволят нервничать. Вдруг открывается дверца, плавно и рассеянно, как силуэт в тумане, проявляется заспанная тётя и грациозно машет нам рукой: ко мне, упыри, ко мне, вурдалаки! — сюда, мол, скитальцы, здесь самолет. На бейдже имя: Галина. Меня почему-то Галина решила притормозить и очень красивым, мелодичным голосом – честное слово! – культурно так спрашивает, как на светском променаде: Молодой человек, имеются ли у Вас в багаже яды, взрывчатые и отравляющие вещества, наркотики, другие запрещенные к провозу субстанции? Чего угодно ожидал, но только не этого! В 5 утра, в Воронеже, яды! Начал мямлить: да из багажа вот кошель, в нем имеется бабло, каки-таки яды-отравы?… Но, как оказалось, Галина и не ждала моего ответа. Опять изящно махнула рукой: ступай себе в накопитель, малыш, не задерживай очередь…

06.00 – Встреча на борту: Доброе утро! Выспались, Ольга? Старший бортпроводник заулыбалась и зашептала: Да уш, выспались, скашете тоше! А мне вот подумалось: вписываются ли такие рейсы в нормы авиазаконов? Можно ли выпускать в рейс уставший экипаж? Не скажется ли это на безопасности полета? Вопросы риторические. Стоит ли говорить, что нас опять не облили и взлетали мы неумытыми. Ольга шепотом напомнила, откуда  и куда летим: … фром Воронеш ту Москва … И, как всегда, в темноте сообщила, что делать и куда бежать, если что…

06.15 – Взлет из Воронежа со свистом и воем…

 

07.00 – Посадка во Внуково с воем и свистом…

 

Виражи, повороты, парковка, со словами прощания и благодарности зашелестела Ольга… Вот и слетал на легендарном Ту-134. Будь возможность, летал бы еженедельно – так уж понравился свисток – его голос, красота и гармония планера, изящность и стремительность форм, мощность двигателей, явно рассчитанных на более тяжелую машину. Жаль, что маленькая тушка отлетала своё и сейчас готовится уйти на заслуженный отдых. В историю мировой гражданской авиации 134-й вошел уже давно…

© Д. А. Скоробутов, 2012 г.

Рубрика: Авиация, Путешествия | Метки: , | 10 комментариев

Венеция: Синема.

Все её знают и все её видели. Она – Венеция. Стоит себе на воде, сырая и серая, кутается в рваные туманы, благоухает мутными каналами. То ли кокетливая модница, то ли нищая босоножка. Пойди-разбери. И неуютно там, и зябко, и суетливо, и дорого. И так всегда. Исключение – межсезонье. Когда приезжают ценители ветшающей роскоши, увядающего великолепия, вековой пыли. Деятели искусств. Писатели и кинорежиссеры. Штурмуют легендарный Cipriani, выпрашивая мизерные скидки, заселяются в люксы и творят: созерцают и созидают, воскрешают тени прошлого и оживляют умирающий город. Кто во что горазд…

Писателям здесь легко: сюжеты сами собой рождаются, тексты сами собой пишутся, печатайся хоть каждый месяц, как Донцова. Режиссерам еще легче: сценарии написаны писателями, декорации построены средневековыми зодчими, массовка – мы с вами – сама оплатила проезд, питание и проживание. Ставь камеру и снимай. Что угодно и когда угодно: и любовный роман, и психоделлический триллер, и романтическая комедь – всё идеально впишется в венецианские реалии. В эти зыбкие топи, в это болото времени. Всё там будет органично и естественно. Обмана никто не заметит. Правду никто не узнает. И прошлое не отличит от настоящего. Такая уж она, Венеция. Вне времени…

И, может быть, поэтому, венецианское кино лишь иллюстрация венецианских книг? Одушевление графических знаков. Визуализация литературных образов. Типично венецианских. Застывших и вечных. Любви и смерти…

Венеция – порочна. Здесь любили так, как нигде и никогда. Уже пятьсот лет назад люди знали: город умирает и чахнет. А потому спешили познать чувственные наслаждения, продлить плотские удовольствия. Пока все остальные пели серенады, манерно охали и кокетливо вздыхали, венецианцы занимались сексом. Да, да, именно сексом. Непринужденно и легко. Изучали друг друга при тусклом свете свечей. Устраивали костюмированные оргии. Плащ на голом теле и маска на лице возбуждали больше, чем абсолютная нагота. Она и так была повсюду: в шедеврах Кановы (Antonio Canova) и Сансовино (Jacopo Sansovino), на полотнах Тинторетто (Jacopo Robusti Tintoretto) и Тициана (Tiziano Vecellio). К ней привыкли. Как и к тому, что порок стал добродетелью, физиология – эротикой, а секс – любовью…

Все это смешивали, перемешивали, одно подменяли другим, пятое десятым, замышляли и проектировали. Сначала на бумаге. Потом – на кинопленке. Писали и снимали. Много и всяко. Из семантических конструкций, построенных в Венеции, выберем, например, эту: “Приют странников” или “Утешение незнакомцев”. Роман британского писателя Иэна Мак’Юэна (Ian McEwan). Настолько необычное, насколько и понятное произведение. Ведь только в Венеции женатый мужчина может соблазнить семейную пару. Только в Венеции гостеприимные супруги могут оказаться отравительницей и садистом-убийцей. И только в Венеции медовый месяц может закончиться смертью…

Талантливо экранизировал всё это американский кинорежиссер Пол Шредер (Paul Joseph Schrader). Фильм вышел удивительным по красоте: главные герои, облаченные в изящные костюмы Джорджио Армани (Giorgio Armani) или блистающие своей совершенной наготой, общаются в роскошных интерьерах, там же сливаются в экстазе, гуляют по красивейшим улицам и площадям, и умирают под симфоническую музыку Анджело Бадаламенти (Angelo Badalamenti). И получился – кто бы сомневался! – эротический триллер. Детям до 16-ти запрещается… 🙂

Венеция – иллюзорна. Её реальность – отражение в зеркалах, тени на стенах, силуэты в туманах, глухое эхо пустых колодцев, ночной колокольный звон. Её правда – обман, мистификация, кошмарный сон, хаотичный лабиринт. Венеция хранит много страшных тайн, познание которых может закончиться трагедией. Не ищи объяснений, не пытайся понять, не заглядывай в зазеркалье, беги, спасайся, не смотри! Об этом предупреждает британская королева триллера Дафна Дюморье (Daphne du Maurier) в одной из самых интересных своих новелл “А теперь не смотри!” (“Не оглядывайся!”)

Классика жанра. Психоделия. Полуторачасовой саспенс. Обострение чувств. Плен сомнений. Потеря сознания. И финал. Неожиданный, необъяснимый, страшный. Как будто специально написанный для кино. Остается только правильно скомпоновать видеоряд и саундтрек. С этим блестяще справился британский режиссер Николас Роуг (Nicolas Jack Roeg) в потрясающем триллере “А теперь не смотри!”. Странные сёстры, всплывающие трупы, гаснущие свечи, бьющиеся стекла, ночные шорохи. Шедевр 70-х и сейчас достойно смотрится, но все-таки давно пора снимать римейк: обновить картиночку, осовременить музычку, чуть поддать жару и газу, чтоб дым – коромыслом, ну и омолодить актеров… Смотрите, если не боитесь 🙂

Венеция – роскошна. Неприлично богата. Лавка сокровищ. Город-музей. Бесценная декорация. Видимо, именно поэтому там снимали один из последних венецианских фильмов “Турист”. Неудачный римейк удачного оригинала. Как ни старался режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк (Florian Henckel von Donnersmarck) наполнить форму содержанием, так и не смог. Его там нет, содержания. И не ищите. И глубины диалогов. И юмора там нет. Как нет и особой игры актеров. Смотрели друг на друга влажными глазами, но так и не заплакали. Ни Анжелина Джоли (Angelina Jolie Voight), ни Джонни Депп (John Christopher Depp) фильм не спасли. Спасла его сама Венеция своим великолепием. Ведь даже если кинозвезды просто молча бы ходили по улицам этого сказочного города, фильм можно было бы смело выпускать в прокат…

 

Но лучше всего — увидеть Венецию своими глазами 🙂

© Д. А. Скоробутов, 2012 г.

Рубрика: Венеция | Метки: | Оставить комментарий

Венеция: Вне времени.

25-28 февраля 2011: Венеция

Наверное каждый, кто однажды был в Венеции, ловил себя на ощущении, что время здесь течет по-другому – неизмеримо и необъяснимо. Как-будто и нет там его. Пространство есть, а времени нет. Физически себя локализуешь, хронологически – нет. Есть где ты – ты в Венеции, но нет когда ты: в 10-м веке, в 15-м, в 20-м, в каком? Вот улочка 12-го века, а вот палаццо 19-го. Здесь пространство формирует время. Это с одной стороны. С другой, время в Венеции есть и летит оно со скоростью света: неделя равна дню, день – часу, час – мгновению. Вроде бы за день успеваешь осмотреть всё, а за неделю – вроде бы и ничего. Здесь реальность существует вне системы координат. Здесь прошлое давно победило будущее и стало настоящим. Здесь даже главные городские часы показывают не время, а движение Солнца, Луны и Земли на небесной сфере.

Венеция как стареющая красавица: пока ещё хороша, но уже не так свежа, ещё очаровывает, но уже не пленит, ещё манит, но уже не возбуждает. И красавица эта сказочно богатая. Остановить время не смогла, смогла с ним договориться: оставь мне мои годы, не молоди, но и не старь! А потому вместо вуали носит брандмауэр, под которым скрывает свое увядание: стареющие церкви и палаццо, ветшающие памятники и скульптуры – все то, что так беззаботно тратила и теряла последнюю тысячу лет – молодость и красоту…

 

Да и зачем нам знать, какой была Венеция в молодости? Что тысячу лет назад, что пятьсот, что сейчас – она всегда одна и та же. Serenissima. Вечная. Неизменно меняющаяся. По тем же самым улочкам гулял Антонио Вивальди (Antonio Lucio Vivaldi), черпая вдохновение в уже тогда красивейшем городе мира, по тем же самым каналам уходил в дальние странствия Марко Поло (Marco Polo), чтобы открыть просвященной Европе неведомую Азию, в тех же самых палаццо познавал и дарил искусство плотской любви Джакомо Казанова (Giacomo Girolamo Casanova), ставший легендой при жизни, той же самой роскошью панорам наслаждались Каналетто (Canaletto), Тинторетто  (Tintoretto) и Тьеполо (Giovanni Battista Tiepolo), рождая при тусклом свете свечей шедевры живописи и скульптуры…

Венеция хранит, хоть и небрежно, кое-как, наследие своих сынов – талантливых и гениальных, скандальных и гонимых, родных и чужих. Родным давала славу и почести при жизни, чужим – последний приют и вечную память после смерти: здесь покоятся Дягилев (Сергей Павлович Дягилев) и Вагнер (Wilhelm Richard Wagner), Веронезе  (Paolo Veronese) и Канова (Antonio Canova). Венеция рождала и погребала, встречала и провожала, принимала и прогоняла, миловала и казнила. Жизнь и смерть здесь всегда были рядом. Раньше Венеция жила. Сейчас – умирает, медленно тонет, и потому спешит одарить всех своими богатствами и красотами, которые копила сотни лет, которые заслужила по праву вечного владения.

И потому сюда едут, плывут и летят, обгоняя друг друга, миллионы туристов. Спешат успеть увидеть, запечатлеть и показать: вот она какая, Венеция – луч закатного Солнца, предрассветное сияние Луны, шепот забытых историй, эхо минувших столетий. Потому само пребывание здесь – уже роскошь, за которую приходится платить: вдвойне за новогоднюю сказку, втройне – за волшебство карнавала. Это самые дорогие сезоны в году. И самые суетливые. Город – муравейник. Как будто именно в эти дни Венеция торопится закрыть статистику посещений: более 20-то миллионов туристов каждый год!

Вы увидите невероятную красоту: Новый год на Сан-Марко и салют над Венецианской Лагуной (Laguna di Venezia), полет ангела в день открытия Карнавала и живую сказку в средневековом городе. Богатство и глубину впечатлений описать невозможно! Взрослые становятся детьми и радуются искренне и беззаботно. Это нужно прочувствовать и прожить. Вы увидите праздник, но не увидите декорации – саму Венецию. Она спрячется, затаится, скроется за новогодне-карнавальной мишурой. Чтобы увидеть её настоящую, стоит приехать сюда вне сезона, лучше всего осенью-зимой, когда дыхание лагуны согревает холодную и строгую венецианскую готику, окутывает полночными туманами шпили и купола, каналы и острова…

Венеция – это иллюзия: ускользающая, исчезающая, непостижимая; историческая абстракция, недоступная пониманию. Венеция хранит свои тайны и расстается с ними неохотно. Давно утрачен секрет её молодости, давно забыт рецепт её красоты. Есть то, что есть: изучай, узнавай, постигай. На это нужно все то же время: есть возможность – живите в Венеции неделю и больше, нет – приезжайте чаще. Каждый раз увидите новое, откроете неизвестное, найдете своё.

Но помните: Венеция – город для своих, чужих здесь не любят, от них устают, отворачиваются, прячутся, но принимают. Гости – это источник дохода. Сегодня вы, а завтра – миллион других. Никто и не вспомнит, и не узнает при встрече. А потому плохо накормят, обсчитают, обманут, поселят в номер без окна, срежут круг на гондоле, впихнут искусную подделку вместо муранского стекла или предложат сумки Louis Vuitton, которых и в Париже-то никогда не видели. И все это за двойные и тройные венецианские цены…

                                                             

Но относиться к этому надо философски. Венеция подарит много больше, чем возьмет: невероятную красоту формы и неизмеримую глубину содержания. Форма – это все, что вокруг: средневековые базилики и церкви, роскошь которых ослепляет, изящные и невесомые палаццо, омываемые изумрудной водой каналов, ажурные мосточки, соединяющие в хаотичном лабиринте венецианские площади и улочки: кампо и пьяцетты, фондаменты и соттопортеги, рамы, руги и риотерры, византийские купола и готические шпили, барокко и арт-деко, старинные гондолы и современные мотоскафо (ит. motoscafo), крохотные уютные парки и лазурные просторы Адриатики, шепот воды в Лагуне и вздохи старых стен, заботливо укутанных ватными туманами…

Содержание – это ваши ощущения от увиденного, впечатления, эмоции, чувства. Венеция не оставляет равнодушным никого: ни детей, ни взрослых. Ходите, смотрите, дышите, выпейте кофе на Сан-Марко (Piazza San Marco), попробуйте свежайшее прошутто у Риальто (Ponte di Rialto), окунитесь в историю, вернитесь на сто, двести, триста лет назад, загляните в прошлое, прогуляйтесь во времени, раскройте средневековую тайну, подарите себе сказку – это проще, чем кажется…

© Д.А. Скоробутов, 2011.

Рубрика: Венеция, Путешествия | Метки: , | Оставить комментарий