Жертвы пластической хирургии: Невеста Вильденштайна

Эту женщину, едва ли не самую известную в мире «жертву» пластической хирургии, знают многие. Но немногие знают её историю. Легендарная Джослин  Вильденштайн (Jocelyn Wildenstein)…

Я видел её однажды в цюрихском ресторане Seidenspinner, которым владел мой приятель — местный эксцентричный миллионер. Взгляд от мадам Вильденштайн отвести невозможно – так притягивает красота уродства. По слухам, некогда прелестная девушка изуродовала себя лишь потому, что её муж-миллиардер любил кошек. Доля правды в этом есть: Джослин действительно легла под нож хирурга из-за того, что муж любил. Но не кошек, а женщин. Много и часто. А начиналось всё так романтично…

5 августа  1945 года в обычной швейцарской семье Периссе (Périsset) отмечали праздник: там родилась девочка — малютка Джослин (Jocelyne). Пухлые губки, пшеничные волосики, синие глазки — принцесса Джослин, королева Лозанны. Папа, любитель экстрима, души в ней не чаял, но воспитывал в строгости и обучил разным мужским активностям: охоте, стрельбе, верховой езде, вождению машины и пилотированию самолета. Мама не возражала. Она хотя и любила дочку, но особо её воспитанием не занималась…

Её внешность определила её судьбу. Сначала она вызывала умиление и восхищение, потом удивление и отвращение. Первым из мужчин, не считая отца, оценил Джослин малоизвестный швейцарский кинопродюсер Сирил Пиге (Ciryl Piguet). Интимно-романтический контакт произошел, по разным данным, когда юной прелестнице было  17 лет. Роман был бурным, как горный ручей, и быстрым, как подростковый секс. Обучившись технике полового акта, партнеры расстались. Это произошло в Париже, куда они перебрались из провинциальной Лозанны…

Не очень отесанная Джослин – откуда чему взяться в семье продавца спорттоваров? – слегка растерялась во французской столице, но быстро сориентировалась. Вторая чувственно-порочная связь оказалась более глубокой и прочной – красавица заселилась на жилплощадь другого малоизвестного кинопродюсера и режиссера, итальянца Серджио Гобби (Sergio Gobbi).

Именно в Париже молодая Джослин окунулась в сказочно-волшебный мир гламура, как она его называла. Именно в Париже она познала сладость порока и вкус чувственных наслаждений. В широких кругах Серджио Гобби был малоизвестен, но зато в узких — известен оооочень широко. Он-то впервые и вывел свою спутницу в свет. Её восхищали элегантные и ухоженные мужчины, смотревшие на себе подобных, её очаровывали утонченные до невозможности парижанки, носившие из одежды по три капли Chanel № 5 и невидимые шлейфы Miss Dior. Джослин осваивала бомонд, бомонд, соответственно, изучал Джослин.

 

Ей нравились все и всё: художники и вернисажи, богема и героиновые тусовки, кинозвёзды и светские рауты. И даже дамы полусвета, вращавшиеся в этих кругах, ей нравились. Чего она там видела, в своей Лозанне? Альпы? Женевское озеро? Сыр? Не смешите! Тут и башня Эйфелева! И Лувр! И Поля Елисейские! Красота и легкость бытия необыкновенные! Но несмотря на все эти зефиры и марципаны, Джоси так и осталась швейцарской крестьянкой: ни вкуса, ни манер, кич, эпатаж, на грани вульгарности поведение…

В 1977-м Джослин и её эстетствующий сожитель Серджио Гобби едут в Кению: на людей посмотреть и себя показать. Тогда она ещё производила приятное впечатление, могла очаровать и пленить. Увидеть парижскую модницу возжелал скандально известный в то время миллиардер Аднан Хашогги (Adnan Khashoggi). В 70-х и 80-х его имя не сходило со страниц мировой прессы. Состояние этого человека уже тогда оценивали в астрономическую сумму – четыре миллиарда долларов. Великие тыщи, дворцы, поместья, виллы в разных странах мира, коллекцию ретро-автомобилей, яхты, самолеты, двух жен, пятерых сыновей и лапочку-дочку предприимчивый саудовец нажил непосильным трудом – торговлей оружием. Самый скандальный эпизод из его биографии – участие в афере Иран-Контрас, когда США в обход международного эмбарго поставляли оружие в Иран, а восточный купец подвизался у них посредником. Каждый день его семейной жизни стоил 250 тысяч долларов…


Частный самолет миллиардера с Джослин и её полюбовником на борту приземлился на взлетно-посадочной полосе, расположенной прямо на ранчо саудовского сибарита. На что уж Джослин была на тот момент ко всему привыкшая, но и она изумилась такой роскоши. Особо взволновал её один из трех самолетов Хашогги – реактивный Douglas DC-8: салон, декорированный замшей и кремовым шелком, огромная спальня и кровать с покрывалом из соболя за 200 тысяч долларов, ручной работы фарфоровая посуда и хрустальные бокалы с серебряными донышками за 750 тысяч долларов, потолок с картой звездного неба и зодиакальным кругом, столики красного дерева с цветными мониторами, которые показывали маршрут перелета. И я так хочу! – подумала Джослин. – Ну чем я хуже?!

 

Подумала и тут же осуществила желание – познакомилась с другим любителем dolce vita, скромным американским миллиардером Алеком Вильденштайном (Alec Nathan Wildenstein). Он как раз гостил по соседству на собственном ранчо Ol-Jogi. А она как раз собиралась поохотиться на льва. Тут-то они и встретились, 37-летние одиночества. К удивлению всех, особенно джослиновского хахаля Гобби, между любителями сафари вспыхнуло чувство. Для Джослин это была первая и последняя любовь. Она принесла себя ему в жертву. Для Алека – романтическое увлечение. Он взял её в пользование. У него была животная страсть, у нее – искреннее чувство.

Ранчо влюбленные не покидали месяц. Саудовский миллиардер подглядывал за ними сквозь кусты, две его жены в это время делили цацки во дворце в Мекке, а бывший Джослиновский сожитель рейсовым самолетом вернулся в Париж…

30 апреля 1978 года, любовники — Алек Вильденштайн и Джослин Периссе — сочетались законным браком в городе высокой культуры быта – Лас-Вегасе. С интервалом в полтора года у них родились детки: старшая Дайана (Diane) и младший Алек-младший (Alec-junior), плоды африканской страсти…

И вот тут-то и началась та самая жизнь, о которой Джослин и не мечтала: любимый муж, любимые дети, любимая роскошь, неописуемая словами человеческого языка. Семейное гнездо Вильденштайны свили в 14-комнатном пятиэтажном пентхаузе одного из небоскребов Манхэттена. Круассанами с кофе завтракали в парижской квартире, солнечные ванны принимали на вилле на берегу Карибского моря, пололи и поливали грядки на кенийской даче, которая стоит отдельного описания…

Поместье Ol-Jogi занимало площадь 267 квадратных километров, на которых уместились 55 искусственных водоемов, гигантский бассейн с водопадами и скалами, поля для гольфа, ипподром, теннисный корт и так далее до бесконечности. Иллюминацию ранчо можно было увидеть практически из любой части Кении. На хозяйстве батрачили 366 слуг и служанок. В их обязанности, среди прочего, входило и кормление диких животных, которых супруги Вильденштайн скупали по всей Африке. Джослин питала страсть к семейству кошачьих – её восхищали гепарды и львы. Алек, как и положено породистому аристократу, любил породистых лошадок, а никаких там не кошек…

Несмотря на многочисленные половые влечения, Алек семью ценил и денег на неё не жалел. Его дед и отец – известные коллекционеры произведений искусства – к тому времени накопили богатств аж на пять миллиардов долларов! В половину из этой суммы оценивали их собрание картин: Рубенса, Веласкеса, Боттичелли, Рембрандта, Тициана, Пуссена, Фрагонара и других мастеров живописи. А сынок, хотя и жаловался, что лично у него «нет денег, ведь состояние записано на папу», потихонечку транжирил семейное бабло.

Чтобы усыпить бдительность Джослин, буквально купал её в иностранных долларах. От Лозанны до Нью-Йорка все только и обсуждали траты семейства Вильденштайн. Так, например, за одно посещение ювелирного бутика Cartier тётя Лина приобрела ценностей сразу на 10 миллионов долларов! Один из её нарядов, созданный руками Карла Лагерфельда (Karl Lagerfeld) по эскизам Коко Шанель (Coco Chanel), оценили в 350 тысяч долларов! Как потом призналась сама Джослин, каждый месяц роскошной жизни стоил им примерно миллион долларов. На мобильную связь она тратила 50 тысяч долларов в год, на рестораны – 600 тысяч. Пыль! Семейка Вильденштайн стала образцом той самой вызывающей роскоши, которую могут себе позволить люди богатые, но лишённые чувства вкуса…

Но даже такие колоссальные инвестиции в себя не спасли Джослин от страха старости: ей показалось, что в свои 55 она уже не так хороша. Да чё там скрывать! Страшна! А муж то и дело омолаживался (инъекции ботокса и коллагена тогда только входили в моду). Джослин запаниковала: он молодеет, я старею! Так недолго и по миру пойти!…

В единой фобии, пропитанной ревностью и гормонами, слились два страха: остаться без мужа и без денег. Самое простое и понятное решение она приняла на 125-м сеансе у психоаналитика – срочно улучшить себя! Радикально! Вернуть молодость и красоту.

Начали с коррекции лица: коллагеновые инъекции в лоб, губы и скулы. Благородный замысел исполнили халтурно: поначалу лицо Джослин держало форму, но потом поплыло. Чтобы его зафиксировать потребовался скальпель. Подрезали и подтянули всё в строгом соответствии с новым нездоровым желанием заказчицы: себя она вдруг увидела … львицей, которую вместе с мужем они когда-то подстрелили на их первом совместном сафари…

Когда Алек увидел супругу в новом пикантном образе, он буквально закричал (как потом признался сам). Был напуган настолько, что сбежал от жены из Парижа в Нью-Йорк. А Джослин, будучи под влиянием своего пластического хирурга и по совместительству друга семьи Ричарда Кобёрна (Dr. Richard Coburn), решила, что просто мало старалась. И вновь легла на операционный стол. На этот раз вмешательство было серьезнее: в пока еще человеческое лицо вживили имплантаты – скулы, щеки, подбородок. Получилась живая маска уродства. Начались осложнения. Реабилитационный период затянулся. Мадам отлеживалась на ранчо в Кении.

Как только сошли гематомы, она вылетела в Нью-Йорк, чтобы обрадовать мужа. Визит был неожиданным, а потому неприятным: семейное ложе господин Вильденштайн активно делил с 21-летней русской моделью. Некой Еленой Жариковой. Из собственной квартиры Джослин выставили под дулом пистолета — в супругу метко целился супруг. Телохранители Джослин вызвали полицию. Алека арестовали…

Шокированная и обманутая жена сначала позвонила хирургу и назначила дату новой операции. Второй звонок – адвокату. Вильденштайны начали бракоразводный процесс, который сопровождали скандалы: оскорбленный и уязвленный Алек урезал в три раза месячное содержание жены, потом заблокировал кредитку и отключил ей мобильную связь. Тяжба длилась с 97 по 99 годы…

Итогом 20-летнего супружества стал приговор суда на 20-ти страницах – по одной за каждый год совместно прожитой жизни. В качестве отступных Джослин получила: 2,5 миллиарда долларов – половину состояния своего бывшего, пентхаус в Нью-Йорке, виллу Иньи в предместье Парижа и ранчо Ol-Jogi в Кении, где когда-то она впервые полюбила. Кроме того, супруг обязался выплачивать бывшей супруге (которая, по собственным словам, ничего не умела, нигде никогда не работала и просто не знала, как жить без прислуги) по 100 миллионов долларов в течение 13 лет после развода. При условии, что новые пластические операции будет оплачивать сама…

Так оно и вышло: на трансформации лица Джослин истратила около четырех миллионов долларов. Правда, никто не знает, что ей обходится дороже: пластическая хирургия или сеансы психоанализа – Джослин так и не смогла забыть любовную трагедию 20-летней давности…

Сразу после развода, Алек женился во второй раз. Его избранницей стала русская. Не та, что крутилась в простынях. Новая. Звали её Любовь Ступакова. Ученица московской французской спецшколы победила в конкурсе, который организовало правительство Франции к 200-летию Французской революции. Люба написала гениальное сочинение на тему «свободы, равенства и братства», выдержки из которого даже печатала «Комсомолка». Потом МГИМО. Потом Сорбонна. Потом Дом моды Луи Феро (Louis Féraud).

Девушка была отличницей во всем, а потому легко совместила несовместимое – изучение международного права и дефиле на парижских подиумах. Там-то её и приметил неугомонный Алек Вильденштайн. На этот раз полюбил он, пожертвовав собою. Но счастье было недолгим: в 2008-м наследник пятимиллиардного состояния умер от рака. За всё приходится платить. Ну, а Люба Вильденштайн, должно быть, сейчас не бедствует…

Люба и Алек Вильденштайн: 2005 г.
alec-liouba-wildenstein-283199-jpg_170140

Сегодня вдовствующая 74-летняя Джослин Вильденштайн одиноко проживает в пентхаузе нью-йоркского отеля Plaza. Компанию ей периодически составляет стилист Ллойд Кляйн (Lloyd Klein), известный своей агрессивностью и страстью к себе подобным. Что их связывает – можно только догадываться. Джослин старше его аж на 27 лет! Но сладкая парочка не разлучается, ведет активную светскую жизнь, не пропуская ни одной тусовки.

Ллойд Кляйн и Джослин Вильденштайн: 2012 г.

Отношения с детьми у Джослин сложные: эволюции матери смогла принять только дочь, сын от общения воздерживается. Невеста Вильденштайна (аллюзия на «Невесту Франкенштейна»), как её до сих пор называет западный глянец, всё еще совершенствует себя. По словам Джослин, пластику она делала не больше, чем и любая другая женщина. И если нужно сделать что-то ещё, то она это сделает.

Легендарная Джослин Вильденштайн продолжает опасные и дорогие эксперименты над внешностью, всё ещё надеясь стать идеалом женской красоты…

© Д.А. Скоробутов, 2010 – 2015 гг.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Люди с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Жертвы пластической хирургии: Невеста Вильденштайна»

  1. Dina:

    Извините, а каким образом Коко Шанель делала платье для нее? Пусть и совместно с Лагерфельдом? Мадам умерла в 1971 г. Материал-то очень хороший, интересный, сразу видно, тщательно собирали информацию или перевели тоже неплохо.

Ваш комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s