Колумбия. Часть 10. Гуахира: Индейцы.

22 октября 2008: Картахена-Барранкилья-Санта-Марта

Сегодня у нас был относительно свободный день. Впервые за две недели. Слава улетал в Москву, мы оставались в Колумбии: предприимчивая Соня напродюсировала нам ещё два дня в индейских племенах. В связи с этим, предстоял многочасовой переезд на самый восток Колумбии, на границу с Венесуэлой в департамент Гуахира. Честно скажу, интереса ехать туда не было никакого. Ни у кого, кроме Сони. Поэтому, она чуть ли не силой пыталась нас вытолкать из отеля и скорее сорваться с места: Засветло надо! Засветло! Пока солнце не село!… Как будто после захода солнца нас там съедят…

Слава над нами посмеивался и потягивал мартини, ожидая спутницу: Соня выискала в Картахене какую-то русскоговорящую девушку, которая должна была сопроводить его в аэропорт. Мы уныло таскали чемоданы в машину: очень уж не хотелось никуда уезжать из Картахены, точнее – хотелось домой. Соня, как на ускоренном воспроизведении, бегала мелкими перебежками от Славы к нам, одновременно висла на мобильном и строчила, как из пулемета на двух языках: да-да-да! нет-нет-нет! sí-sí-sí! no-no-no! Судя по богатству используемого лексикона, собеседники были людьми серьёзными…

В машине затребовала включить кондиционер на максимальную мощность: вспотела от общения с невидимками. Кто такие? – полюбопытствовал я. – А, – махнула рукой Соня, – из вашего Посольства звонили, спрашивали, как вы там… Эка безделица! Из Посольства звонят. Подумаешь!… А колумбийцы кто?… Соня вся напыжилась, нахохлилась, надулась, как шар, и пыхнула: Кто-кто! Губернатор Гуахиры! Сказал, что известил дорожную полицию и армию о наших перемещениях и передвижениях… Какой милый человек, губернатор этот. Даром что перемещения и передвижения наши проходили по районам пограничным, неспокойным. Так что волнения властей были ненапрасными и нам весьма приятными…

Поздним вечером проехали родной город певицы ШакирыБарранкилью (Barranquilla). Имели необходимость и удовольствие посетить туалет на заправочной станции. Это единственное впечатление от этого города, зато смело можем сказать: мы там были и даже не просто так, а с целью…

Заветы Сонины не соблюли, никуда засветло не успели, мы и затемно-то до места назначения не доехали! Совсем уж в ночи прибыли в город Санта-Марта (Santa Marta). Соня вся сияла неземным светом, улыбалась во все лицо, делала загадочные глаза, одним словом – интриговала: Вот утром удивитесь! Вот обрадуетесь утром! Отель-то наш – на берегу Атлантического океана!… Сразу отмечу, сервис в колумбийских отелях на побережье напоминает кубинский или сочинский: достойный, но ненавязчивый. Даже и в пятерках типа нашей гостиницы Irotama: заказал ужин в room service, ждал его два часа – обо мне просто забыли…

23-26 октября 2008: Санта-Марта-Манауре-Кабо де ла Вела-Пуэрто-Боливар-Санта-Марта-Богота-Париж-Москва

Утром мы и удивились, и обрадовались. А как же?! Отель наш действительно был на берегу океана, точнее – Карибского моря, но наши окна смотрели на дорогу и пустырь, а море осталось за спиной. Удивлялись по понятным причинам: в гигантском отеле мы были фактически единственными гостями, но почему-то именно нас заселили не на ту сторону. Почему так вышло Соня объяснить не могла, а потому в глаза нам старалась не смотреть, только вздыхала и складывала руки в замочек: Хотела как лучше…

Сразу после завтрака, вновь двинулись в путь. После обеда прибыли в крохотный городочек Манауре (Manaure) – столицу департамента Гуахира, и застали там торжества. Представители всех 17-ти кланов индейского народа вайю (исп. wayuu) собрались на главной площади города – 23 октября отмечают праздник Национального самоопределения.

Вайю – один из немногих индейских народов, которых испанцы так и не смогли покорить. Гордые, сильные, независимые. Чё им щас самоопределяться – не понятно. Всё давно ясно: живут сразу в двух странах – Колумбии и Венесуэле, ходят туда-сюда через границу, в гости и по делам, сумки и гамаки плетут, соль добывают. Давно уже все самоопределились, кроме них…

Кстати, добыча соли – это единственный официальный заработок индейцев. Все колумбийские соляные месторождения находятся в Гуахире, на исконно индейских землях, а потому принадлежат им. Государство владеет фабрикой, где моют соль, но все доходы от её продажи получают вайю.

Почти все гуахирское побережье – солончаки, гигантские бассейны с морской водой. Туда её закачивают насосами. Под солнечными лучами водица испаряется и остается осадок – та самая соль. Процесс перехода воды из жидкого в твердое состояние занимает около полугода. Поэтому производство не останавливается ни на минуту: все время что-то гудит, шумит, многотонные грузовики вывозят соль на завод, там её моют в центрифугах, снова грузовики, потом товарные поезда, потом корабли, экспорт по миру. Белая, чистая соль идёт на продажу, серая – в промышленное производство (дубление кож и прочее).

Вот если не знаешь, что здесь соль добывают, подумаешь ведь: кокаин. Колумбия все-таки. В солёной воде живёт особый микроорганизм, который съедает всё ненужное и оставляет только те микроэлементы, которые необходимы для получения соли. Площадь солончаков в Манауре – 350 гектаров. Спроектировали их французы почему-то, не испанцы. Может, некогда им было? Грабили индейцев, золото у них отбирали…

 

Владеет солончаками одна-единственная бизнес-вумен среди всех вайю – Франсиска Менгуаль (Francisca Freile Mengual). Женщина приятная во всех отношениях: когда меня укусила злая колумбийская оса, охранявшая солончаки, Франсиска отыскала в лабиринтах своего бесконечного платья мазь особую – помазал и тут же не болит. Вот какая эта Франсиска!    

Именно она распределяет доходы среди всех колумбийских вайю. Никакой дискриминации, просто их общество основано на матриархате: главные – женщины.  Так устроен каждый из 17-ти кланов вайю, каждая семья, в которую иногда входит до 300 человек. Все важные родственники – со стороны матери. Особенно почитаются тёти (сёстры матери). Может быть, поэтому эти тёти там верховодят: командуют мужчинами и воспитывают всех детей в одной большой семье. Женщины занимаются домашним хозяйством, мужчины – рыбачат: в 5 утра жёны их провожают, в 7 утра – встречают. Что выловят, то и съедят.

Рыба, юка, маис – основные продукты питания. Воды мало, почти нет. Пьют пепси-колы и спрайты. Второй основной вид деятельности и источник дохода – народное творчество: женщины шьют разноцветные платья и плетут всевозможные цветные сумки и гамаки…

В них-то, гамаках, мы и провели чудесную ночь на берегу Карибского моря. После праздника, нас увезли на самый восток Колумбии – мыс Кабо де ла Вела (Cabo de la Vela). Там обитает одна из гигантских семей вайю – те самые 300 человек.

Девушки черны лицом. Макияж по последней моде – чтоб солнце не жгло. Чем они мажутся узнать не удалось. Главным образом потому, что испанским они владеют плохо, в основном говорят на своем языке гуахиро. На этом же самом языке нас приветствовали и местные школьники. Ощущение было, что их свезли к нам со всей Гуахиры: едва ли не на рассвете детки уже выстроились нестройными рядами и со второго раза, сонные, подхватили гимн. Выяснилось, что так вайю приветствуют всех гостей.

После был ритуальный танец. Суть его проста: несколько девочек разных возрастов гоняют по кругу мальчика, пока тот не свалится. Как только одна обессиливает (все-таки слабый пол, понимать надо), так ей на помощь тут же запускают другую. Верховодят всем этим дискриминационным действом сразу три почитаемых тёти.

Особенность танца в том, что мальчик должен пятиться, двигаться по кругу спиной, а девочка, как танк, должна наскакивать на него, бульдозером напирать, одним словом – уронить должна, но не касаться жертвы. Загнала мальчика самая маленькая девочка: гоняла по кругу до тех пор, пока он не упал. Одно слово – матриархат. Че хотят, то и воротят! Особенно, малютки: готовятся стать почитаемыми тётями…

За танцем последовало ещё одно действие – попрошайничество. Одна из почитаемых тёть, учительница, толкнула пространную речь: дескать, живем тут как в пустыне, как дикари, честное слово, пьем колы эти, рыбу видеть не можем, хорошо хоть школа есть, но и там все не слава Богу, не хватает того, сего, пятого, десятого, одним словом – поможите сколько можете, сами мы не местные.

Нам, конечно, денег не жалко на благородные цели. Но когда развод маскируется ритуалами, когда в маскарад вовлекают детей, когда деньги просят у журналистов, это раздражает и даже злит. О чем было сказано Соне. И сделал это я, как всегда. Соня как всегда: Хватит издеваться!

Оказалось, она все знала: здесь, на Кабо де ла Вела, индейцы промышляют этническим туризмом: за деньги приютят вас на ночь-две, напоят, накормят, сумки-гамаки реализуют вам же, а в одно из прекрасных утр почитаемые тёти приведут сонных школьников и ещё раз попросят денюжку. Кошмара и ужаса в этом нет, каждый решает сам: дать или не дать. Мы не обеднели – дали, с надеждой, что деньги пойдут не в карман прекрасным тетям, а действительно в школу, детям: открытым, добрым, улыбчивым.

Стоило нам только появиться в классе, как все вскочили и замахали руками. Мы чуть урок не сорвали. Свозят маленьких индейцев в эту школу едва ли не со всей Гуахиры, оставляют на неделю, потом забирают. Те, кто живут рядом, уходят домой вечером. Школа-интернат. Но вполне цивилизованная. Есть даже компьютерный класс, где информатику преподают мужчины. Все остальное – женщины…

Основные дисциплины: культура и язык вайю, испанский язык, история, география, биология, математика, английский язык, физкультура и все та же информатика. Задача учителей – подготовить индейских детей к жизни в современном обществе: передать им традиционные знания, сформировать этническое самосознание (самоидентификация вайю) и привить нормы поведения, принятые в мире чужих или людей не индейского происхождения, т.е. в нашем мире. Индейцы вайю четко разграничивают два жизненных пространства: своё и чужое, несмотря на то, что давно живут в цивилизации. Иначе уйдёт сознание этноса, идентичность, растворятся вайю среди чужих и не найдешь потом истоков.

Удивило и порадовало то, что даже такие маленькие этносы, можно сказать, микроскопические, не теряют себя, не предают, не забывают, не дают вовлечь в водоворот глобализации, в котором тонут народы и нации, культуры и языки, живые люди, мы с вами. На мой взгляд, именно это и важно сейчас – сохранить себя, суметь сохранить себя, свою самобытность, уникальность, единственность. Суметь остаться самим собой. Как это делают вайю…

Может быть, ещё и поэтому мне так нравится путешествовать, открывать и узнавать мир, точнее – другие миры, миры людей иных культур, языков, традиций. В этом многообразии и есть прелесть жизни: мы все разные, иногда очень непохожие и даже чужие друг другу, но живем на одной планете, дышим одним воздухом, создаем один мир. Этот простой и очевидный факт я осознал в Колумбии, когда впервые повстречал действительно иную культуру – индейцев вайю, гордых, сильных, независимых и свободолюбивых…

Окончание…

10 – 26 октября 2008: Москва-Париж-Богота-Вилависенсио-Мусо-Армения-Манисалес-Медельин-Картахена-Барранкилья-Санта-Марта-Манауре-Кабо де ла Вела-Пуэрто-Боливар-Санта-Марта-Богота-Париж-Москва.

© Д.А. Скоробутов, 2011.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Путешествия, Телевидение с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Ваш комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s