Колумбия. Часть 4. Богота.

15 октября 2008: Богота-Армения

Пока мы ползали по изумрудным шахтам, наши коллеги – Дима и Юля Дмитренко исследовали шахты соляные. Соня их вывезла из Боготы в Сипакиру (Zipaquira) – небольшой такой городочек, известный когда-то как центр добычи соли. И добыли её там столько, что девать некуда: и в воздухе соль, и в земле, и в воде, и дышишь ею, и пьешь её, и ешь – соляное царство, центром которого является подземный Соляной Собор, расположенный на глубине 200 метров в заброшенной шахте.

Сооружение, конечно, уникальное: и по форме, и по содержанию. Пещеры, туннели, ниши, арки, галереи – всё из соли, всё в полумраке и тишине, искусно подсвечивается синим, зеленым и красным, и озвучивается григорианскими хоралами.

 

Кресты висят в воздухе, ангелы парят в невесомости, святые безмолвно наблюдают за тобой пустыми глазницами. В общем и целом – прекрасное великолепие. Удовольствие получают все органы чувств, включая тот, который отвечает за непризнанное официальной наукой шестое чувство.

Ну, как? Как? Впечатляет, да? Впечатляет? Соня с таким азартом пытала коллег, что можно было подумать: если и не она сама соорудила собор, то как минимум курировала стройку. Второе место, куда увезла хохлушка супругов, оказалось озером Гуатавита (Guatavita) – священным озером индейцев-муисков. Раньше они там совершали тайные обряды и ритуалы, сейчас покой зеленых вод никто не нарушает, разве что Соня приведет кого-нибудь…

Пропитавшись солью и святостью, одухотворенные коллеги вернулись в Боготу и в таком состоянии, оторванные напрочь от реальности, потащились в исторический центр колумбийской столицы – Канделярию (Candelaria).

Здесь находится знаменитый Музей золота, в котором хранится самая большая в мире коллекция золотых изделий  индейцев доколумбовой эпохи. Музей оказался закрыт. Ну, закрыт и закрыт. Что, мы, цацек не видели? – подумали коллеги, но вслух не сказали ибо рядом трепетала и металась Соня, пережившая катарсис под землей и на озере: Ах, музей закрыт! Шо же делать? Ведь это все взаимосвязано! Нет цельности восприятия! Утрачено смысловое звено! и т.д. и т.п.

Цельность восприятия и смысловое звено восстановили прохожие – Юлю и Диму попытались ограбить: чуть не выдернули из рук камеру вместе со штативом. Всех спасла Соня: она закричала. Противоестественно громко. Бандиты бежали. Коллеги остались живыми-здоровыми. Имущество уцелело. А Соня разволновалась так, что начала заикаться. Но этот инцидент не помешал супругам Дмитренко запечатлеть исторический центр Боготы в золотом свете заходящего солнца.

На следующее утро, за завтраком, Дима радостно поведал о нападении. Юле пришлось корректировать повествование супруга, ибо Дмитрий – человек талантливый, а потому очень увлекающийся, приукрашал рассказ такими подробностями, что обзавидовалась бы даже Дарья Донцова! С его слов выходило, что вооруженные бандиты чуть ли не связали их на глазах у полиции и, страшно пытая, отнимали дорогостоящее имущество. Но благодаря силе, ловкости и смекалке наших, преступники были повержены, а имущество спасено. Соню в этот рассказ автор вводить не стал: женщина, пугающая криком воров – это все-таки Донцова…

По программе в Боготе мы должны были провести всего полдня, поскольку изначально отказались от каких-либо съёмок в колумбийской столице: снимать там особо нечего. Соню это печалило ибо Богота стала ей вторым домом, а она, как хозяйка, и показать-то гостям ничего не может. Что ж, тогда надо показывать то, что есть. Главной и фактически единственной достопримечательностью города является высоченный холм Монсеррат (Monserrate), известный также как Холм Чудес. Туда-то мы и направились. По пути на вершину остановились пару раз. Сначала у российского Посольства, занимающего утопающий в зелени, большой, красивый и очень уютный особняк в английском стиле. В гости заходить не стали – все-таки без приглашения не принято, так, посмотрели через забор…

Стоя у забора, Соня чуть-чуть поехидничала: Ох, уж эти посольские! Сидят там у себя в особняке, никуда не выходят, даже за продуктами ездят с охраной… Все эти словесные инсталляции она конструировала с единственной целью – доказать, что в Колумбии безопасно, а кто говорит другое – дурак и не лечится. О вчерашнем инциденте она уже и позабыть успела. Видимо, от стресса, как дитя. Ранить её, чувствительную и тонко сотканную, мы не стали.

Как и некоторые другие города Латинской Америки, Богота расположена в горах и развивается по простой схеме: расползается и растет. И если расширение власти остановить не могут – городу нужно пространство, то высотный рост ограничили законодательно: выше трех тысяч метров ничего строить нельзя. На этой высоте как раз и расположен Монсеррат и его сестра – Гваделупа (тоже холм), природоохранные зоны, можно сказать, заповедники в городской черте. Впрочем, не все соблюдают закон. Приезжие захватывают землю и сооружают в запретных зонах целые кварталы или барриос (исп. barrios), более известные у нас под бразильским названием фавелы.  К счастью, в Боготе не так много барриос да и уровень преступности там ниже, чем в соседнем Медельине, например, не говоря уже о Рио-де-Жанейро, Мехико или Каракасе…

На Монсеррат можно попасть тремя путями: фуникулером, трамваем и пешим ходом. Соня, как женщина опытная, предложила экспресс-подъём на телеферико: всего 5 минут – и вы на тысячу метров выше. Пешим ходом на Монсеррат идут, в основном, паломники: на самой вершине холма расположена базилика – одна из главных католических святынь Колумбии.

     

На отметке в 3152 метра Слава возжелал отписать стенд-ап о Боготе. Соня, желая быть сопричастной к процессу и хоть как-то презентовать столицу, устроила мини-спектакль: как поп на проповеди, торжественно и громко сообщила полное название города –  Санта Фе де Богота, зачем-то взметнула руки ввысь и озвучила слоган: Богота – на 2600 метров ближе к звездам! Ей бы ещё пропеллер на спину и точно улетела бы.

– Обратите внимание на соседний холм, – вещала Соня. – Видите? Как не видите?! Вот же он! А её видите? Как не видите?! Да вот же она!… Сквозь туман и облака вдруг проступил силуэт какой-то статуи. Сначала решили, что это — Христос, взирающий на чад своих. Ан нет! Оказалось, Дева Мария. Гваделупская, – уточнила Соня. – Высота статуи – 15 метров, размах рук – 10 метров, расположена на высоте 3317 метров, у подножия – лучшая в городе смотровая площадка.

Мне эта Дева показалось какой-то хищной, но автор скульптуры наверняка видел в ней другое – заботу и покровительство. Пусть даже и с такими руками. Добро оно разное бывает…

Точно также как Дева, раскинула руки и наша Соня, и начала махать ими над Боготой, вращаясь как локатор в тумане: Вот, видите куда я показываю? Видите? Ну как не видите?! На Боготу показываю! Так вот, почти вся Богота спроектирована в декартовой системе координат. Шо это значит? Вот у нас, в Боготе, это так: все улицы перпендикулярные Кордильере – это у нас улицы или кайес (исп. calles). Нумерация зданий идет в обе стороны – на север и на юг, начиная с Calle № 1 (Соня закружилась вправо одновременно пытаясь удлинить указующую руку). А все улицы параллельные Кордильере – это у нас карреры (исп. carreras) и на них нумерация домов идет на восток и на запад, начиная с Carrera № 1 (Соня закружилась влево, пытаясь располагать свое тело в максимальном соответствии с декартовой системой координат). Шо все это нам дает? А то! Заблудиться не-воз-мож-но! Отвести взгляд от Сониных пространственных эволюций тоже было невозможно, а потому к нам присоединились почти все, кто был рядом. Как только ещё не зааплодировали! Довольная произведенным визуально-звуковым эффектом, Соня, смущенно улыбаясь, пролепетала: У нас еще есть диагональные улицы, трансверсальные, сиркунваларные…

calles

Мы вежливо поблагодарили её и тактично остановили от новых экспрессивных экспликаций. Получив таким затейливым образом исчерпывающую информацию о Боготе, принялись её разглядывать. Вид, конечно, фантастический. А ночью – просто неописуемый!

За час, проведенный на холме Монсеррат, мы узнали о Боготе все, что можно было узнать, что нельзя, что было и что будет. Глубиной и – что важно! – точностью знаний Сонечка поразила всех. Каждый был готов в ту же самую минуту составить подробный генплан Боготы как минимум на сто лет вперед!

Приятно радовал и климат колумбийской столицы: круглый год весна, всегда +20, свежий воздух, яркое солнце, чистое небо; парки, скверы, всюду изумрудная зелень. Может быть, в этом и нет ничего особенного, но Богота мне очень понравилась и запомнилась…

Перед отлетом решили пообедать. Соня привела нас в роскошный ресторан (жаль, название не запомнил), где мы впервые увидели, как колумбийцы едят. Порции – гигантские! Заказал себе вкуснейший санкочо – подали в тазике. На второе взял каре ягненка — принесли чуть ли не всю баранью ногу вместе с вертелом, а гарнир вообще прикатили на какой-то тележке. Трапеза неописуемая! Мы с ужасом смотрели на эти моря и горы еды, а Соня, довольная, хихикала. Апофеозом обжорства стали десерты. Точнее – соки из тропических фруктов, которые мы выбрали по рекомендации Сони: Та шо вы! Такого изобилия у вас даже на Рублевке нет!…

Слово ‘изобилие’ в этом случае действительно оправдало своё значение. Иных названий фруктов и плодов мы просто никогда в жизни не слышали: луло, мора, гуанабана, тамаринд, ацерола (или барбадосская вишня), чулюпа, сапота, черимойя, джаботикаба, тамарилло. Голова крУгом! И все это едят, и из всего этого жмут соки! Официанты все подносили и подносили, мы сидели с открытыми ртами, а Соня ловко передвигала по столу стаканы-бутылки, как наперсточница: попробуй угадай где-что!

колумбия 208

Услышав, наконец-то, хоть что-то знакомое (личи и гуава), мы пришли в себя и стали пробовать все подряд. Оказалось, что половина соков смешана с молоком – именно в таком сочетании нужно пить соки некоторых фруктов: вкус необыкновенный! Особенно понравились мора, гуанабана и луло. Рекомендую! Понятное дело, что после всего этого фруктового разврата мы просто перестали смотреть на яблоки-апельсины: Что? Апельсиновый фреш? И вы это пьете?! Но даже тогда я не знал, из чего ещё жмут соки (например, из баобаба, но об этом в сенегальских хрониках). Не знал также и как выглядит кофе. В сыром виде, естественно. Впрочем, очень скоро знаний об устройстве мира у меня прибавилось – всего в часе полета от Боготы находится славный такой городочек с экзотическим для Латинской Америки названием Армения. Именно там, в колумбийской Армении и выращивают один из лучших в мире кофе…

Продолжение следует…

© Д.А. Скоробутов, 2010 г.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Путешествия, Телевидение с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Колумбия. Часть 4. Богота.»

  1. Ты так описываешь соки, что прямо чувствуешь и какой-то вкус во рту и огромное желание на них наброситься. 🙂 А зачем водяной знак прямо по центру? Уже кто-то нагло крал фото?

Ваш комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s