Колумбия. Часть 3. Изумруды.

11-12 октября 2008: Богота-Вилависенсио

Потерянные два дня: уехали черт знает куда из Боготы, в какую-то дыру под названием Вилависенсио (Vilavicencio), где проходил Международный чемпионат по колео. Его участницами были исключительно девушки-ковбои, жительницы бескрайних равнин или льянос (исп. llanos) в Оринокии и такие же ковбойки из США, Аргентины, Мексики, почему-то Канады, Уругвая, Парагвая, Бразилии и Венесуэлы. Задача ковбоек – на лошади догнать быка, схватить за хвост и закрутить его так, чтобы бык упал и перевернулся. Чем больше раз перевернётся, тем больше девушка победила. Организованы съёмки были настолько плохо, что мы даже не знали, кто именно наша героиня и когда она выступает. К вечеру стало известно – наша выйдет на дорожку последняя, совсем уж в ночи: сняли пару эпизодов, весь день пропал.

DSC03213

Во второй день посмотрели как она держится в седле и ходит по кругу вместе со своей лошадью. Наша прекрасная Соня постоянно лезла в кадр: надо переводить, не надо, нужна помощь, не нужна – втискивала себя в каждый эпизод, в каждый дубль и  чуть ли не отпихивая лошадь вместе с наездницей, позировала перед камерой. Деликатным манером попросил её освободить кадр. Сонечка тут же сориентировалась: как ошпаренная подскочила к ковбойке и мгновенно переодела её – через шляпу натянула на девушку футболку траурного цвета с рекламой своей фирмы. Всадница от такого сверхбыстрого переодевания чуть не свалилась с лошади. Зато Соня, сияющая, скромно встала в сторонке: вот какая я послушная, кадр освободила. В итоге – в монтаж почти ничего не взяли: или ковбойка в Сониной футболке, или Соня. И за лошадь, и за ковбойку. Два в одном. Едина и неделима. Плюнули на всё и вернулись в Боготу…

13-14 октября 2008: Богота-Мусо

С 6 утра ждали машину для поездки в Мусо (Muzo) – изумрудную столицу Колумбии или, как говорят сами колумбийцы, изумрудную столицу мира. По большому счету, это правда: именно там, в Мусо, добывают лучшие в мире изумруды – камни необыкновенной красоты и чистоты, удивительного прозрачно-зеленого цвета. Хотя им больше бы подошел красный и даже алый – цвет крови, которой омыли эти камни сотни тысяч людей ещё со времен испанских конкистадоров…

К десяти утра приехала Соня с мужем: Нанятый водитель пропал, дозвониться не можем, вот, муж вас повезет… Интересно, куда же делся наш водитель? Может, Сонечка провернула дельце? А что!? Чиновники дали деньги на водителя, машину и бензин, а ловкая хохлушка взяла да и наняла супруга. Так часто бывает, когда между госструктурами возникают разнообразные посредники: дают продюсеру некую сумму на прием телегруппы, а продюсер на этом неплохо зарабатывает. Можно и в караван-сарай заселить, и сухим пайком кормить, и не кормить вообще, и пешим ходом журналистов водить по ямам и буеракам – всё можно. Не раз с этим сталкивался, а потому вижу таких людей насквозь. Удивляет другое: зачем их привлекают госструктуры? Может, работают в паре и пилят бабло? Бойтесь меня, продюсеры-посредники! Выведу на чистую воду и в милицию сдам!

Мой невинный вопрос насчет безопасности сказочного путешествия в Изумрудную страну (всего-ничего – 100 километров от Боготы) Соню почему-то вывел из себя и взывал причитания-всхлипывания: Я же сказала! Я бы не стала! Я и сама там была! Понятное дело: раз сама была – значит, безопасно. Ежу понятно! Пришлось дополнительно звонить в российское Посольство: спасибо дипломатам – две недели отслеживали наши перемещения стране…

колумбия 170

Первый блокпост оказался уже в 20-ти километрах от колумбийской столицы. Нас там ждали: колумбийские власти разослали предупреждения. Солдатики удивлялись: Русские едут в Мусо! Зачем? Изумруды снимать? Надо же! Ну да, надо же. Последний раз иностранцы были здесь несколько лет назад: наши коллеги, французские тележурналисты, тоже ездили в Мусо с той же целью – снять изумрудные шахты. Теперь вот и мы туда. И тоже удивляемся: Надо же! Блокпост вблизи столицы страны, которая ни с кем не воюет, на территории которой нет боевых действий. Официально. Впрочем, как показал опыт: путешествия в колумбийских Андах относительно безопасны. Гораздо опаснее джунгли, побережья и приграничные районы, где могут убить и похитить или наоборот, похитить и убить. Кому как больше нравится развлекаться с живыми людьми.

колумбия 016

Ещё часа через три наконец-то спустились с гор и попали в долину: влажность практически 100 %, температура +35, обычный тропический ад, в центре которого угнездился маленький неприметный городочек. Побросали вещи в каком-то домике с бумажными стенами и снова в машину. На этот раз – внедорожник. До изумрудных шахт ещё час пути.

колумбия 088

Дорога черная – отвалы из сотен тысяч тонн породы, промытой в давно почерневшей Шахтерской реке (исп. Rio del Minero), неспешно несущей свои мертвые воды по долине Тунха. Первыми, кого мы увидели, оказались гуакерос (исп. guaqueros)люди, моющие породу в реке. Первой из гуакерос оказалась тётя с лопатой.

колумбия 053

Тёть вообще оказалось много: работают наравне с мужчинами, в одинаковых условиях, правда только на реке, под землю их не пускают. Единственная женщина-шахтер – это повариха, которая изумруды разве что в суп не кладет. Старательница стеснялась, разговорить её не смогли. Сказал другой человек – какой-то случайный прохожий, который успел меня информировать обо всех тайнах шахты “Реал”: Что снимаете? Шахту? Снимите детей, снимите больных, снимите проституцию, снимите как мы тут с голоду мрём, снимите как мы живем… Договорить он не успел – представитель владельца шахты тут же прогнал информатора. Его слова так и остались бы для нас словами, если бы мы не заехали в шахтерский поселок. Из густого и вязкого изумрудного тумана выплыли бытовые ужасы шахтерской жизни: нищета шокирующая! Обычное жилище – деревянный сарай с земляным полом, окна – дыры в стенах, удобства – на улице, прямой сток в реку, на берегах которой местные ищут своё счастье…

колумбия 073

Невероятно растрогали местные детки: во всех смыслах чистые как дорогие изумруды. Купили им конфет – они выстроились в очередь, чтобы досталось каждому. Хитрые пытались встать дважды, но были справедливо изгнаны честными.

колумбия 076

Что они видят? И что увидят? Земляной пол, дощатые стены, жизнь впроголодь, изумрудную пыль в легких, раннюю смерть? Родители им дать не могут ничего: на учебу в столице денег не будет никогда, хотя об этом мечтают, на переезд – тем более, об этом даже не мечтают. Хотели мы оплатить учебу в Москве одному местному школьнику – не получилось, переживаем до сих пор. Счастье для них – это перебраться в Мусо. Час езды от шахты. Сменить барак на картонно-каменный дом. Это счастье. Многие за всю жизнь никогда в этом Мусо и не были. Богота – вообще другая планета.

Мы для них были гринго – американцами в частности или иностранцами вообще. Объяснить, что мы – русские, что летели к ним 15 часов на самолете, невозможно. Хотя бы потому, что многие и не знают что такое самолет. Русия? Нет, не знаем. Знаем Estados Unidos… США они знают очень хорошо. Смотреть на всё было больно. А их лица светились улыбками: ко всему они привыкли и другого не видели, а потому и сравнить не с чем, и стремиться не к чему. Работа на шахте – пожизненное рабство, из поколения в поколение каторга, избавлением от которой часто бывает смерть…

Работа на шахте начинается в 5 утра с горячего завтрака. Обычно едят санкочо (исп. zancocho) – густой, наваристый и очень вкусный мясной суп. Смена – 8 часов. Рабочий день – до 10 вечера. В шахтеры берут от 18 до 50 лет, если в 50 ещё есть желающие спуститься под землю. Владелец шахты оплачивает минимальный соцпакет: медстраховка на случай профессиональных заболеваний, средства личной гигиены и моющие средства, рабочая одежда (сапоги, каска, фонарь). Зарплату не платит, но кормит – еда бесплатная. Владелец нашей шахты оказался с чувством юмора: один из разрезов назвал El Gringo – Американец.

колумбия 124

Изумрудные шахты бывают двух типов: коридоры и колодцы, в зависимости от того, в каком направлении идет жила – участок породы с вкраплениями изумрудов. В колодец мы не полезли: ползти 40 метров вниз по стене – удовольствие сомнительное. Решили прогуляться по коридору: в воде, согнувшись, в адской жаре и влажности шлепали мы метров четыреста. И всё вниз, всё вниз. Оказалось, в конце коридора все-таки колодец, но неглубокий. Снизошли в него по хилой деревянной лестнице. Ещё один коридор – узкий и низкий. Если бы не каски… Хотя, что – каски? Все равно стукались о деревянные балки, стонущие под тяжестью зыбких и мокрых сводов. Обвалы? А как же! Бывают обвалы и часто. И жертвы бывают. А как же! И жертвы!… Хорошо, что коллеги не понимают испанский…

колумбия 117

Добыча шла в невероятно тесной нише-камере, где с трудом помещался шахтер. Неведомые силы втиснули туда Славу, Юру и мужа Сони. Изумрудоносные породы очень мягкие, рыхлые, хоть руками каменья вынимай. Работают небольшим молоточком: аккуратно так постукивают, отслаивают, камешки изымают. Нам повезло – мы нашли сразу несколько камней. Конечно, в виде минералов: они как будто растут из породы – зеленый кристалл из черной руды. Снять с первого дубля не удалось – картинка в видоискателе камеры черно-белая, Юра камешек не заметил. Пришлось вновь воткнуть изумруд в породу и пальцем показать, где он этот камень торчит. Добычу рассматривали уже на улице.

колумбия 120

Второй способ добычи – взрывной. Сразу после взрыва в нишу заходят доверенные лица хозяина шахты и его компаньонов, осматривают камни, самые крупные складывают в узкий мешок из брезента: в него камни сложить можно, а вынуть уже нельзя. Мешок сразу выносят из шахты, также как и оставшуюся породу: в вагонетках и на улицу, где всю эту массу вновь осматривает представитель хозяина шахты. Мало ли? Вдруг впотьмах что проглядел? После двойного рентгена породу моют сами шахтёры и если найдут что, то забирают себе. Как правило, 10 % от продажи камней достаются рабочим. Но только 10 % и только после продажи. Мелкие камни шахтеры могут продать на местном рынке, так называемом пляже (исп. playa).

колумбия 097

колумбия 098

Крупные камни шахтёры обязаны продать хозяину. Если у рабочего нет денег, то он может взять камень у своих знакомых и продать его. Разница между ценой, назначенной владельцем камня и ценой, за которую камень сможет продать рабочий, ему и достаётся – это средства к существованию. Копейки. Даже по местным меркам: там изумруды идут как семечки, не есть же их, в самом деле…

колумбия 112

Продают камни только тогда, когда заканчивается жила. Это происходит в период от 8 дней до 3 месяцев. Необработанные камни попадают к изумрудным брокерам, которые их оценивают перед куплей-продажей. В первую очередь, учитываются чистота и цвет: чем прозрачнее камень и интенсивнее цвет, тем он дороже. Обязательное условие – наличие в изумруде вкраплений, без них – это зелёное стекло. Во вторую учитываются величина и форма: дороже ценят большие и квадратные камни, которые идут в работу. Огранка происходит в три этапа: сначала шлифуют нижнюю и верхнюю части, потом полируют весь камень. После огранки от изумруда остаётся 30 % его первоначального объёма, а цена возрастает в 2-3 раза.

DSC04618

Уехать из Мусо просто так мы не могли: нас ждал хозяин шахты – Гильермо Поррас (Guillermo Porraz). Именно он обеспечил нам безопасность и разрешил снимать его подземное царство.В Мусо он один из двух изумрудных королей, выживших после так называемых изумрудных войн (закончились в 2006 году). Теперь сеньор Поррас может по праву носить свою изумрудно-рубиновую корону – символ королевской власти…

 колумбия 150  

колумбия 149

Но никто не знает и не скажет, сколько ещё королей будут сражаться за корону города Мусо – изумрудной столицы мира, бежать из которой хотелось гораздо больше, чем оставаться там…

Продолжение следует…

© Д.А.Скоробутов, 2010 г.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Путешествия, Телевидение с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Ваш комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s